СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Антикоррупционная хлопушка

Антикоррупционная хлопушка

Последние две недели разоблачения коррупционных связей в различных ведомствах и госкомпаниях сыплются как из рога изобилия. Началось все с Минобороны. Там подконтрольная министерству компания «Оборонсервис» распродавала ценное имущество по ценам много ниже рыночных. В результате государство недосчиталось около 3 млрд рублей. Министр Анатолий Сердюков лишился своего поста и, возможно, будет допрошен по делу в качестве свидетеля. Потом всплыло дело о хищении средств, выделенных Минрегионразвития на строительство объектов для саммита АТЭС во Владивостоке. Правда, сумма украденного (порядка 100 млн рублей) оказалась не такой гигантской, как в Минобороны, но зато по этому делу уже есть один высокопоставленный арестант: в тюрьме оказался бывший замминистра Роман Панов (в скобках заметим, что экс-глава Минрегиона Виктор Басаргин, став губернатором Пермского края, забрал Панова с собой и назначил его главой краевого правительства). Затем в центре скандала оказалось ОАО «Российские космические системы», отвечающее за создание космической системы ГЛОНАСС. И суммы похищены тоже космические — 6,5 млрд рублей, то есть вдвое больше, чем в МО. Между прочим, курировал проект в бытность свою вице-премьером правительства нынешний глава президентской администрации Сергей Иванов. А в конце прошлой недели заговорили уже о том, что факты масштабной коррупции якобы уже вскрыты в Минэнергетики и Минздравсоцразвития.

Одновременное появление такого количества компрометирующей высших чиновников информации неизбежно порождает массу вопросов. Например, означает ли все это, что кроме «стрелочников» под следствием (и, даже страшно подумать, — под арестом!) могут оказаться такие «тяжелые» фигуры, как Анатолий Сердюков и Сергей Иванов, или хотя бы Виктор Басаргин, Сергей Шматко и Татьяна Голикова, ранее возглавлявшие Минрегионразвития, Минэнергетики и Минздравсоцразвития соответственно? И почему о фактах коррупции в различных госструктурах стало известно только сейчас и как-то подозрительно одномоментно? Что это — давно обещанная «полномасштабная борьба с коррупцией» или хорошо организованная операция информационного прикрытия, цель которой — отвлечь внимание от реальных причин отставки Анатолия Сердюкова, а заодно перетасовать кадровую колоду на ряде ключевых управленческих направлений?

Многим, наверное, хотелось бы верить в «борьбу с коррупцией», но никаких особых оснований для этого пока нет. Скорее, есть основания думать, что вся эта антикоррупционная кампания — лишь отражение борьбы различных кремлевских группировок. Нарушения в «Оборонсервисе» наверняка имели место, но это был лишь повод для свержения Сердюкова. Истинная же причина, скорее всего, состоит в тех самых 20 трлн рублей, которые намечается потратить в ближайшие годы на перевооружение армии. Громкий скандал в Минобороны стал, судя по всему, следствием усилий «антисердюковской» группировки в правительстве, в которую вошли вице-премьер Дмитрий Рогозин, глава президентской администрации Сергей Иванов и гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов. Правда, тогда возникает вопрос: а кто стоит за скандалом вокруг хищений средств, выделенных на создание навигационной системы ГЛОНАСС? Ведь это явный удар по Сергею Иванову. Некоторые эксперты считают, что расследование в отношении бывших подчиненных Иванова — месть обиженного Сердюкова. «Казус Сердюкова вполне красноречиво демонстрирует борьбу кланов, на которую Сердюков ответил вбросом документов по системе ГЛОНАСС, выставив своего оппонента Сергея Иванова полным дураком», — уверяет политолог Станислав Белковский. По другой версии, «дело ГЛОНАСС» (как и назначение министром обороны Сергея Шойгу) — часть аппаратной игры Путина, направленной на сохранение баланса сил между различными кланами в его окружении. Короче, чтобы победители Сердюкова не слишком радовались и не зарывались.

Сергей Иванов действительно попал в весьма щекотливое положение. И он его даже отчасти усугубил, решив публично оправдаться перед страной в эфире воскресной итоговой программы Первого канала. Иванов поведал телезрителям удивительную историю. По его словам, он давно «чувствовал», что что-то неладно во вверенном ему космическом хозяйстве. «Когда я начинал работу (а программа начиналась в 2006—2007 году), для этого были выделены большие, огромные бюджетные средства. И где-то в 2009—2010 году у меня на уровне ощущений стали возникать подозрения, что что-то не так. А в начале 2010 года ко мне обратился тогдашний министр внутренних дел Рашид Гумарович Нургалиев, который мне доверительно сообщил, что у него не только ощущения, но и появляются первые факты или основания подозревать, что бюджетные средства ГЛОНАСС, говоря по-простому, воруются», — сообщил Иванов зрителям Первого канала. Иванов секретно встретился с оперативниками МВД, которые показали ему «простыни бумаг, где, по их мнению, четкими стрелочками было показано, как ходят деньги и куда они уходят». В результате получается, что целых два года Иванов не подавал виду, что знает о хищениях, и тем самым давал возможность сотрудникам Роскосмоса и дальше воровать бюджетные деньги. «Я не подавал виду, потому что я понимал, что, если я начну подавать вид, это приведет к настороженности и попытке замести следы», — пояснил свою позицию кремлевский чиновник.

Возможно, откровениям Сергея Иванова кто-то и поверил, но далеко не все. «Иванов пытается сохранить лицо, утверждая, что он знал о коррупции в подведомственной ему структуре, — возмущается экс-депутат Госдумы, полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков. — Но в то, что он «боялся» помешать следствию и поэтому два года молчал, невозможно поверить, ведь все эти два года шло расхищение средств. И теперь получается, что Иванов давал возможность их разворовывать. Нас что, держат за дураков!?» Гудков уверен, что все было иначе. По его мнению, с самого начала на разработку спутников были заложены «лишние» деньги, которые и должны были пойти в карман коррумпированным чиновникам. «Коррупция начинается с самых верхов, — утверждает Гудков. — Поэтому в 99% случаев вернуть украденные деньги уже не удастся; исходя из практики подобных дел, могу сказать, что это крайне сложно».

С Гудковым согласен и основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» он заявил, что описанная Сергеем Ивановым ситуация выглядит просто абсурдно: «Все-таки речь идет об обороноспособности страны и реализации грандиозного по своим масштабам проекта. Иванову пришлось сделать такое заявление, потому что масштаб коррупции при создании ГЛОНАСС достиг такого уровня, что его уже невозможно скрывать». По мнению Навального, если все, что сказал Иванов, на самом деле правда, то привлекать к ответственности нужно не только главного конструктора ГЛОНАСС, но и самого Иванова, который целых два года преступно бездействовал и фактически покрывал преступников.

Кстати, кто эти преступники? Интересно, что, несмотря на колоссальные суммы хищений, столь долгое расследование и публичную огласку, в «Российских космических системах» нет даже подозреваемых, не то что задержанных. А Юрий Урличич, одновременно генеральный конструктор и генеральный директор ГЛОНАСС, был снят с должности генконструктора, но оставлен в должности гендиректора. Где нургалиевские «простыни» со стрелочками? «А был ли мальчик?»

Нет, «мальчик», конечно, был. О том, что деньги из российского госбюджета расхищаются чиновниками всех уровней, говорят вполне авторитетные люди. Так, по данным главы Счетной палаты Сергея Степашина, ежегодно из средств, выделяемых на госзакупки, разворовывается 1 трлн рублей, что составляет одну четырнадцатую федерального бюджета. Значит, главный вопрос не в том, действительно ли воруют, а в том, в какой момент об этом начинают говорить и почему.

«Путин прекрасно понимает, что все его окружение погрязло в воровстве, — говорит Геннадий Гудков. — Но на все расследования накладывается жесточайшая межклановая борьба десятка группировок, каждая из которых заинтересована в развитии той или иной тенденции для достижения своих аппаратных и деловых целей». Гудков утверждает, что во время службы в ФСБ он и сам нередко играл на борьбе кланов для раскрытия тех или иных дел.

Разумеется, Владимиру Путину выгодна иная трактовка последних уголовных дел. Борьба кланов, которую уже невозможно скрыть и в которой президент вынужден занимать ту ли иную сторону, — не слишком выгодный PR. На этом не только рейтинг не поднимешь, но еще и сам прослывешь «крышевателем коррупционеров». Совсем другое дело — представить межклановые разборки как реальную борьбу с коррупцией, которую руководство страны обещало начать все последние годы. Особенно на этом поприще стараются официальные лица. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков настаивает, что борьба с коррупцией для Путина приоритетна. «Конкретные действия по борьбе с коррупцией проходят постоянно на всей обширной географии России», — подчеркнул он.

Под соусом борьбы с коррупцией дело Сердюкова подается и на федеральных телеканалах. Главный телевизионный «разоблачитель» страны Аркадий Мамонтов в рамках программы «Специальный корреспондент» на канале «Россия 1» больше часа убеждал телезрителей, что причиной отставки министра стали исключительно коррупционные схемы. «Инициатором проверки в Минобороны стала Счетная палата, благодаря работе аудиторов удалось выявить сотни объектов недвижимости и земельных участков, которые были проданы по заниженным ценам», — утверждал автор фильма.

Полномочный представитель правительства РФ в высших судах страны, адвокат Михаил Барщевскийтакже уверяет, что если эти дела и связаны между собой, то только желанием власти наконец-то разобраться с коррупцией. «Я считаю, что в 2010—2011 годах с точки зрения коррупционного беспредела мы дошли до самого дна, от этого устали и верхи, и низы, и началась борьба с коррупцией, — говорит адвокат. — То, что Счетная палата насчитала много разного по разным ведомствам, — я знаю это. То, что у Следственного комитета масса материалов, я знаю. Наступил момент, когда больше терпеть стало невозможно». Барщевский утверждает, что, если бы дело «Оборонсервиса» или ГЛОНАСС осталось единичным, говорить о полномасштабной борьбе с коррупцией было бы нельзя, но ведь сейчас все совсем по-другому. «В 2013—2014 годах будет очень много громких процессов, — считает Барщевский. — И вот тогда те, кто сегодня сидит на бюджете, поймут, что это не просто призывы и пугалки, а это серьезно. И такой, скажем так, превентивный эффект этих процессов может оказаться очень-очень эффективным». Но надо сказать, что далеко не все так оптимистичны, как г-н Барщевский.

Иначе расставляет акценты политолог Станислав Белковский. «Президент хочет вернуть себе поддержку тех слоев общества, которые в нем разочаровались, и в этом плане казус Сердюкова и борьба с коррупцией вполне показательны, — уверяет Белковский. — Путин хочет показать, что он готов лично бороться с коррупцией и что она больше не является универсальным способом, который смягчает противоречия в обществе». Кстати, президент уже использовал этот прием в ходе думской предвыборной кампании, когда вдруг стал разоблачать коррупцию в энергетическом секторе. Тогда он заявил, что почти половина топ-менеджеров энергетических госкомпаний связана с коммерческими структурами, а некоторые руководители «совсем оборзели». За проведенными проверками последовали отставки высокопоставленных сотрудников нескольких компаний, но никто, насколько известно, не был осужден.

Чем на самом деле обернутся коррупционные скандалы, покажет время. В этом убеждена глава российского отделения Transparency International Елена Панфилова. Она напоминает, что ряд громких дел уже был спущен на тормозах. «Такие истории с задержанием крупных чиновников и их отставкой всегда нужно смотреть в перспективе, так как ни отставка, ни возбуждение дела еще не означают наказания чиновника, — замечает эксперт. — Очень схожие ожидания были по делу подмосковных прокуроров. Вы слышали, чтобы кто-то из них сел? Нет, ничего не происходит. Потому что такого рода дела имеют обыкновение громко начинаться, а потом тихо рассасываться». Так, дело о взятке в особо крупном размере замначальника департамента экономической безопасности МВД РФ Андрея Хорева было переквалифицировано в дело о мошенничестве, что предусматривает более легкое наказание. А фигурантам дела о «крышевании» подмосковных казино прокурорами области не было вынесено ни одного приговора, за исключением наложения штрафов. Панфилова не исключает, что и в этот раз участники громких уголовных процессов могут отделаться легким испугом. Так, подругу Сердюкова Евгению Васильеву из «Оборонсервиса» также, как и самого экс-министра, до сих пор никто даже не допросил, не говоря уж о задержании. За решеткой пока оказались только второстепенные фигуранты этого дела. Возможно, этим дело, а точнее сказать — дела и ограничатся.

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru