СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Бизнес, который живет под "крышей"

Бизнес, который живет под "крышей"

Скоро в Приморском краевом суде будет рассматриваться уголовное дело с крутым сюжетом из эпохи гангстеров Чикаго или российских «бригад» образца 90-х.

В восьмидесяти томах расследования – битва за собственность. Беспощадная. До полного уничтожения противника.

На кону – ООО «Компания ОГАТ» (Объединение грузового автотранспорта). Ко времени интересующих нас событий 2008 - 2009 гг. некогда крупнейшее автопредприятие региона - золотая жила приграничного бизнеса - растеряло за чехардой приватизации автопарк, зато владело огромным земельным участком в хорошем районе Владивостока (стоимостью в 19 млн. долларов), сопутствующей автобизнесу инфраструктурой:  мастерскими, мойками, парковками, добротными зданиями, а кроме того - таможенными складами.

Вот с такого высоколиквидного объекта новые русские рейдеры намеревались сорвать куш - «максимальную прибыль в минимальные сроки». Но мирные способы отьема чужого добра - мошенничество, подкуп акционеров, обман, арбитражи - в данном случае оказались обильно сдобрены кровью. В мясорубку дележки попали не только хозяйствующие субъекты и их близкие, но и «бело-синие воротнички» - чиновник, судья, прокурор, следователь.

Сегодня, когда «спрут» из десяти обвиняемых ждет суда на нарах Владивостокского СИЗО, а главный «мафиозо» объявлен в международный розыск, многие задаются вопросом: «Что это было и зачем пускать кровь, когда  процессы слияния и поглощения идут  без шума и пыли, под  тихий шелест бумаг и купюр?» 

Вот и в Приморье, где  под  коронную фразу губернатора «Деньги любят тишину» были аккуратно перераспределены основные активы (порты, заводы, земля, пароходы), гангстерскую бойню можно рассматривать как рецидив - резкое обострение опасного и тщательно скрываемого хронического недуга.

На войне как на войне

Итак,  два враждебных лагеря. Первый – руководство предприятия, основные учредители и акционеры: гендиректор Олег Падчин и иже с ним  Игорь Оганесян, Артур Карапетян, Гетанхан Кулиев.

Второй лагерь – рейдеры.  По версии следствия в лице Следственного управления СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю,  это организованное преступное сообщество с двумя основными структурными подразделениями: 1) юристы-адвокаты и 2) вооруженная группа, то есть банда.

Во главе организованного преступного сообщества (ОПС) - подавшийся в бега и ныне разыскиваемый Сергей Санжаров. Фамилия во Владивостоке известная. Отец  - в недавнем прошлом судья краевого суда. Дядя - зампредседателя Приморской адвокатской палаты. Но по-настоящему «прославил» фамилию Санжаров-младший, Сергей.

Если верить материалам уголовного дела, крепкий сорокалетний мужчина, любитель восточных единоборств и, как говорят, мастер ножевого боя  –  этакий приморский Дон Корлеоне. Один список изъятого у его «бойцов» оружия и боеприпасов занимает несколько страниц убористым шрифтом. Чуть короче список приморских предприятий, компаний и фирм, которые Санжаров с друзьями прибрали или пытались прибрать к рукам. По версии следствия, тех, кто сопротивлялся, рейдеры строго наказывали - били, пугали, взрывали. И так пять последних лет. Всесильному «Дону» ничего за все это не было.  Споткнулся он об «ОГАТ».

Правая рука главаря, он же в недавнем прошлом муж не последнего в крае лица - начальницы Приморского управления юстиции Евгении Щедриной, ныне с ней разведенный, - юрист Артур Щедрин. Говорят, он сильно помог следствию в поиске фигурантов по делу. Видимо, потом операм помогли  те, кого они взяли, потому что вскоре арестовали уже и самого Щедрина. 

Следствие внесло в список членов ОПС еще одного выразительного персонажа. Адвокат Виталий Береговский. Матерый мошенник, подделывающий протоколы незаконных собраний подставных акционеров, составляющий липовые договоры, ведущий досье на конкурентов и, по сути, наводчик убийц - таким Береговский предстает в предъявленном ему обвинении.

Активный общественник, секретарь Антикоррупционной коалиции Приморья, председатель Российского антикоррупционного партнерства, участник, член и пр., «имеет множество наград, благодарностей и достижений» - таков все тот же Береговский в письме группы горожан Генпрокурору Ю.Я. Чайке, будто это не письмо в защиту подследственного, а представление к высокой награде.

Еще один многоликий «бандит» - Александр Молчанов. До ареста - спортсмен, президент краевой ассоциации  одного из видов восточных единоборств, мастер, учитель. А вот «перпендикулярный» образ из уголовного дела. Молчанов - бомбила из бомбил, послушный исполнитель: куда пошлют, туда идет, кого закажут, того бьет. И не изящно, как в любимом японском айкидо, а тупо, по-бычьи - пятернями да кулаками. Молчанову также предъявлено обвинение в убийстве коммерческого директора компании «ОГАТ» Игоря Оганесяна - метким выстрелом из пистолета с глушителем в мае прошлого года.

Это преступление взбудоражило город и наконец-то взбодрило силовиков. Разрозненные уголовные дела по статьям «Мошенничество» и особо тяжким – разбоям, покушениям, убийствам объединили в одно по одному ОПС. Но прежде чем это случилось, сложился устрашающий список жертв.

Май 2008-го - первое нападение на Игоря Оганесяна. Коммерческого директора жестоко избили в подъезде собственного дома, забрали у него 200 тыс. руб.

Сентябрь 2008-го - покушение на заместителя руководителя Федеральной регистрационной службы по Приморскому краю А.В. Дьяченко. Он отказал рейдерам в регистрации их прав на собственность «ОГАТа». За что, как полагает следствие, получил удар обрезком металлической трубы сзади по голове и перелом основания черепа. Выжил, продолжает занимать свою должность.

Ноябрь 2008-го -  такое же нападение (удар сзади, тяжелая травма) на военного прокурора Владивостокского гарнизона О.А. Демина. По мнению следствия, Демин способствовал возбуждению уголовного дела в отношении рейдеров-мошенников. Тоже выжил и тоже работает.

2 февраля 2009 года – аналогичное преступление (трубой по голове) в отношении А.А. Ваева - отца расследовавшего дело о рейдерах-мошенниках майора юстиции Д.А. Ваева с целью запугать последнего.  После пяти дней в реанимации Ваев-старший от полученных травм скончался.

19 февраля 2009 года - нападение на Ваева-младшего. Получив трубой несколько ударов по голове, с тяжелейшей черепно-мозговой травмой Дмитрий попал на долгие месяцы в реанимацию. Больше года жил, но был нетрудоспособен. 5 мая 2010-го его не стало.

Март 2009-го - жертвой «трубачей» становится судья Приморского Арбитражного суда В.В. Овчинников. На него напали прямо накануне заседания по иску о признании недействительными договоров купли-продажи имущества «ОГАТ» в пользу рейдеров. Сегодня следствие настаивает: цель у банды была все та же - запугать. Я бы добавила: до смерти. Очередной проломленный череп и долгие муки между жизнью и смертью.  Чудом выжил судья.

И вот май 2009-го - убийство Игоря Оганесяна. А спустя всего два дня - нападение на супругу гендиректора «ОГАТа» Олега Падчина. Били бедную женщину неумело, попали по плечу. Обошлось стрессом и травмой.

Дальше - волна арестов. И море вопросов.

Если банда Санжарова владела целым арсеналом огнестрельного оружия, а фигуранты по делу сплошь авторитеты – персоны с ВИП-связями, высокооплачиваемые адвокаты, видные спортсмены с умением сломать противнику шею легким движением руки, то чего трубами-то махать?

Если «деньги любят тишину», зачем столько шума?

И почему, как установило следствие, гонорар за раскрошенный череп и громкое убийство был более чем скромен -  от 10 до 30 тысяч рублей на руки? 

Или с железом на жертву шел тот, кто на все согласен, а именно - уголовное отребье, «быки», гопота, - кем, в отличие от того же спортивного «гуру» Молчанова, и правда легко управлять?

Тогда какие же это «гангстеры»? Гангстеры – те, кто «рулил» отморозками.

Один из пострадавших, кто среди прочих получил трубой по голове, сидит напротив меня и просит не указывать его имени и должности. Он говорит, что в роковой вечер при входе в родной подъезд его дважды ударили сзади, а потом еще два раза на добивание - в левый висок. Полтора месяца в коме. Слава богу, выкарабкался. Потом было следствие, и ему, пострадавшему, предъявили преступника - какого-то наркомана. Тот все брал на себя.

Вскоре вместо наркомана обвиняемыми по делу стали друзья Сергея Санжарова - спортсмены Ковалев и Титков.

Белая ворона

- Обвинение - галиматья. И все это дело - отвлекающий маневр, вспышка, когда основное действующее лицо уходит незамеченным. Не в ту сторону копаете.

Мы сидим с приехавшим во Владивосток из Питера мастером японской борьбы айкидо Олегом Павловым. Он, бывший тренер «убийцы», говорит мне, что «Сашка Молчанов – не бык».

Кафе называется «Пустота», что только усиливает ощущение бега по кругу: сколько ни копай, истина где-то глубже.

Про кровавый захват «ОГАТа» написано много и разно. Про «крыши красные и черные», про то, кто кого купил,  кинул, продал… Будто лакомое автопредприятие - замочная скважина, через которую можно разглядеть всю нашу экономику с ее криминальной приватизацией, а также активных участников процесса большой дележки.

Один из таких - бывший гендиректор «ОГАТа» Анатолий Шемчук. По уголовному делу «приморских гангстеров» он проходит свидетелем. На самом же деле Шемчук - ключевая фигура. 

Я звоню бывшему гендиректору, прошу о встрече. Но слышу:

- Зачем это вам? Я старый больной пенсионер. Оставьте меня в покое.

Все последние годы покой Анатолию Николаевичу только снится.  Да и сама история «ОГАТа» - та еще морока. Сон, обернувшийся страшной гангстерской явью.

Когда приватизировали крупнейшее на Дальнем Востоке Владивостокское предприятие автотранспорта, а потом в конце 90-х ОАО «ОГАТ» реорганизовывали в ООО «Компания ОГАТ», нынешние рейдеры еще подрастали. То было время отцов - «красных директоров», бывших парторгов и комсоргов, сумевших вписаться в крутые виражи постсоветских перемен и урвать личный куш от социалистической собственности.

Похоже, из числа таких - Анатолий Шемчук, а также  упомянутые выше бывшие его замы Олег Падчин и  Артур Карапетян, комсомольский работник Игорь Оганесян. Этакие предрейдеры, с той лишь разницей, что «нагретый» ими большой производственный коллектив проглотил надувательство приватизации молча, без стрельбы-колотьбы и прочих гангстерских штучек.

Однако, как водится, стая обманутых и покорных не обошлась без белой вороны. Бывший заместитель Шемчука по строительству Владимир Алексеев вот уже десять лет борется за правду и пытается доказать, что реорганизация ОАО в ООО прошла незаконно, а значит, его, акционера, «кинули».

Этот факт вообще-то давно доказан. Еще в 2001 году. Первореченским районным судом Владивостока. С подачи обманутых акционеров «ОГАТа» и по иску районной прокуратуры в лице прокурора Андрея Углова.

Фокус  в том, что незаконно созданное и несуществующее де-юре ООО «Компания ОГАТ» с 2001 года ни разу не переставало  существовать де-факто, поскольку было зарегистрировано мэрией Владивостока и без проблем пользовалось и пользуется незаконно присвоенными землей и прочим добром.

Фокус номер два: решение суда 2001 года никто не торопится исполнять, хотя  истец по давнему делу, бывший прокурор района Андрей Углов, и ныне силен  - руководит Федеральной службой судебных приставов по Приморскому краю.

И даже известно, в чьих коммерческих интересах эта реорганизация прошла. Для «передачи основных средств от ОАО к ООО без правопреемства задолженности по налогам». К слову заметим, что кроме налогов у руководства «ОГАТа» имелся огромный долг по зарплате, но его гасили известным способом: шантажом и скупкой у «миноритарных» (читай – бесправных) акционеров их штучных акций по дешевке.

Идея такой «реорганизации» принадлежала гендиректору Шемчуку. Тогда, в конце 2001-го, созданный им «трест» едва не лопнул: краевая прокуратура готовилась к подаче иска о ликвидации незаконного ООО и возврате имущества, а в отношении самого Шемчука было возбуждено уголовное дело.  Его обвинили в уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении полномочиями.

Но случилось чудо. Цитирую пассаж (иначе не скажешь!) от судьи Первореченского районного суда  Сергея Барабаша: «Шемчук А.Н. перестал быть общественно опасным лицом. Принятые им меры привели к поступлению в госбюджет значительных денежных сумм. Дело прекратить вследствие изменения обстановки».

«Сегодня моется суд, завтра - прокуратура…»

К концу 2001-го обстановка в Приморье и впрямь изменилась. Скандального Евгения Наздратенко на посту губернатора сменил «тишайший» Сергей Дарькин. Болезненные процессы, в том числе и в «ОГАТе», перестали быть острыми и приняли латентный (скрытый) характер.

Если б не белая ворона Владимир Алексеев, никому никогда не узнать, как в 2001-м избежал тюрьмы и чем расплатился с налоговой бывший гендиректор. Оказалось, двумя девятиэтажками - общежитиями. Их строили для своих. А продали чужим, землякам-южанам главных акционеров «ОГАТа». И - расплатились с налоговой.

- Я обращался в прокуратуру по этому поводу. - До сих пор кипит возмущением Алексеев. - Ведь мне в общежитии должны были дать квартиру. Но все без толку.

Он говорит, что бывшее руководство «скукожило предприятие». Один объект недвижимости отдали армянам под колбасный цех. Другой - под таможенные терминалы. Третий, четвертый, пятый - просто «потеряли» при переходе от ОАО к ООО. Какая-то черная дыра, ведь, напомню, де-юре предприятие с его многомиллионными активами вообще не существует в природе!

- Когда я решил уволиться, - продолжает Алексеев, - мне сказали: «Давай-давай. Ничего не добьешься, ни денег, ни квартиры. Не видишь, что ли, кто к нам в сауну ходит?» «Сегодня, - объявляют на  планерке, - у нас моется прокуратура, завтра суд, потом таможня. Службе Алексеева - проследить, чтоб все там было, как надо. На уровне»

Когда бунтарь прошел по всем судам и прокуратурам и, отфутболенный по кругу, глубоко задумался, ему на глаза попалась газета, а в ней - интервью с адвокатом и борцом с коррупцией Виталием Береговским. Алексеев пошел к нему за защитой попранных прав. Как оказалось, «вовремя».

К тому моменту монолитное организованное сообщество лжевладельцев «ОГАТа» (Шемчук – Падчин – Оганесян - Карапетян) дало трещину: между крупными акционерами бушевал конфликт. Имела место ситуация, о которой любой уважающий себя рейдер-захватчик может только мечтать.

Коварный пенсионер

Видный приморский активист,  владелец престижного офиса по соседству с городской прокуратурой, адвокат Виталий Береговский  повел борьбу с махинаторами «ОГАТа», используя их же тактику.

Всего-то и надо было - уговорить одну из конфликтующих сторон «подарить» санжаровцам пакет акций. И провести незаконное собрание акционеров - бумерангом по тем, кто когда-то «нагрел» родной коллектив.

Уговорили Анатолия Шемчука. Следствие полагает, его «подарок» обошелся рейдерам в 200 тысяч долларов. К тому времени гендиректора уже проводили на пенсию, и, судя по всему,  не по собственному желанию. Как рассказывает сегодня нынешний гендиректор «ОГАТа» Олег Падчин, Шемчук раздул скандал: «Мошенники! У вас  прибыли, а от меня скрываете!»

- Потом, - говорит Падчин, - начались странные вещи.

Действительно странно, когда перед тобой возникает некто и от лица бывшего гендиректора требует предоставить документы о финансово-хозяйственной деятельности предприятия и при этом потрясает заявлением в УБЭП. Падчин - в отказ. Тогда адвокат Береговский (конечно же, это был он) обжалует отказ в арбитраже.

- Приходит судебный пристав Филиппов из Первореченского районного отдела  с командой двухметровых верзил и с дубинками, - продолжает Олег Падчин. - Ноги на стол: «Вот постановление о возбуждении исполнительного производства». Начали грести  бухотчетность и прочее. Цинично, по-хамски. Сгрузили коробки в  «Ниссан-Сафари» без номеров. Это был автомобиль их подставного гендиректора.

- Мы потом установили, - поддерживает разговор юрист «ОГАТа» Константин Радчук, - тот, подставной, был нанят Санжаровым. Раньше этот М. привлекался к уголовной ответственности за кистень. Такая ударная штука, ей в прошлые годы разбивали иномарки - наказывали моряков за нежелание их отдавать. Рэкетир. Речь безграмотная…

После наезда службы судебных приставов (большой привет бывшему районному прокурору, ныне главному приморскому приставу Андрею Углову!) Падчин и компания уже назавтра пережили атаку семи оперов из УБЭП. За ними нагрянули пожарные. Следом – Рострудинспекция. Потом опять приставы с «мальчиками», дубинками и постановлением о дополнительной выемке…

- Они вывернули нас наизнанку, - волнуется Падчин. - Мы в ответ установили наблюдение за офисом судебных приставов и убедились: наша отчетность, с подачи Береговского и его приятеля, пристава Филиппова, гуляет по санжаровским бандитам.

А потом в «ОГАТ» попали бумаги, адресованные уже не Падчину, а новому гендиректору - господину М., бывшему рэкетиру. Документы били по нервам. Имущество предприятия значилось в них как собственность некоего корейца из Дальнегорска и юной особы  из города Кропоткин.

- Они думали, перед ними лохи, - рассуждает юрист Радчук. – Но мы-то... У нас тоже связи. Пошла игра в перетягивание каната - у кого сильнее административный ресурс.

«Крыша» на «крышу»

В сентябре 2008-го было возбуждено уголовное дело по рейдерству в отношении ООО «Компания «ОГАТ», статья «Мошенничество». За расследование взялось Первореченское РУВД Владивостока. Его курировал начальник отделения по борьбе с экономическими преступлениями Дмитрий Ваев.

Лопатя тонны документов и материалов, я, честно сказать, запуталась, кто когда за кого «играл». Нет, конечно, черным по белому  «крыши» не прописаны. Но читаются между строк.

К примеру, прокуратура  тормозила возбуждение уголовного дела по фактам агрессивного и всепобеждающего мошенничества «юридической службы» Санжарова. Она же сильно огорчала руководство «ОГАТа»,  не находя в наездах на предприятие службы судебных приставов признаков злоупотребления служебным положением.

Явно болели за санжаровских и налоговики с нотариатом. В их инспекциях и конторах мошенники не знали проблем с оформлением липовых документов.

В том же - санжаровском - окопе оказался и такой мощный «игрок», как 5-й апелляционный арбитражный суд РФ (дислокация во Владивостоке). 18 февраля 2009 года он вдруг вынес сильно запоздалое  решение, что ООО «Компания «ОГАТ» «не обладает признаками юридического лица», а значит все его руководство  (Олег Падчин и пр.) с позиции права - тем более фикция.

Но чей иск спустя годы внезапно сработал? «Белой вороны» Владимира Алексеева? Случился фокус номер три. Заявление в суд было подано от имени пенсионера Анатолия Шемчука!

Тот, кто в конце 90-х опустил свое предприятие в глубокую правовую яму, теперь, в 2009-м, согласился стать пешкой в руках комбинаторов. И суд доказал: в  годы былые  Анатолий Шемчук руководил не «ведущим автотранспортным предприятием края», а подзаконным бизнесом, который живет под «крышей».   

Впрочем, пройдет два месяца, и  решение 5-го апелляционного отменит вышестоящая инстанция - Федеральный арбитражный суд ДВФО (дислокация в Хабаровске). Падчин и Ко  «перетянули канат».

Неизвестно, сколько бы еще продолжалась «битва ресурсов», но убили Игоря Оганесяна. Событие в нашей «гангстерской» истории поворотное. Смеем заметить, для рейдеров оно не имело смысла. Спустя всего два дня  Приморский арбитражный суд удовлетворил очередной иск… убитого.

А может, расстрел Оганесяна - это повод повязать, наконец, всех санжаровских «гангстеров» и тем самым окончательно «перетянуть канат»?  Если это так, то повод был использован сполна.

Тут включился такой «ресурс»! Аресты шли под показания сотрудников спецслужб. К примеру, один из них, Б., говорит на допросе следователю СУ СКП А. Минченко: «30.05.2009 г. при проведении оперативно-розыскных мероприятий была получена информация, что на сотовый телефон активного участника преступной группы Х. поступил звонок от неустановленного мужчины, который в разговоре представился как «Исполнитель желаний» и сообщил, что  «всё плохо и нужно скрываться». 

Получается,  рейдерская эпопея захвата «ОГАТа» шла под оперативное сопровождение ФСБ. Внимание, вопрос: кто и зачем под неусыпным оком спецслужб развязал «кровавую баню» с множеством жертв? И кому они были выгодны – «гангстерам», нынешнему руководству «ОГАТа», кому-то третьему?

Пока до решения суда по ОПС Сергея Санжарова, как до звезды, никто, кроме узкого круга настоящих преступников, не возьмется точно сказать, кто кого «заказывал», а кто нападал, калечил и убивал. Но ясно, что история рейдерского захвата компании «ОГАТ» - это война не закона с беззаконием, а двух равных по силе административных «крыш», у одной из которых в какой-то момент сдали нервы.

Иначе говоря, когда закон не работает, охота на жертву с куском арматуры - последний аргумент в затянувшемся споре.

Белая ворона-2?

Мы сегодня не верим ни богу, ни черту, ни суду, ни милиции. Но почему-то верится, что бывший начальник отделения по борьбе с экономическими преступлениями Первореченского РУВД, майор юстиции Дмитрий Ваев погиб, не как «крыша», а как человек при исполнении служебного долга.

С 5 мая дома у Ваевых - дважды траур. В гостиной на столике иконки, свеча, два портрета - отца и сына, Александра и Дмитрия.          

Свое тридцатилетие Дима «отметил» в больнице, в реанимации, подключенный к аппарату искусственного дыхания и с раздробленным черепом. Выжил. Его привезли домой.

Был трудный год. Полная, как у младенца, беспомощность. Его кормили с ложки, учили ходить,  рисовать. Жена Вика показала мне эти рисунки. Непослушный карандаш, робкие, как у дошкольника, линии. Дима рисовал солнце,  сердце,  облака… А потом его не стало.

Сегодня Вика с четырехлетней дочкой Алисой поменяли квартиру. Из той, где жили с мужем, уехали без оглядки. Там какие-то хулиганы  разбивали им машину, изводили телефонными звонками, стучали в дверь и убегали.

Сама тоже следователь, Вика понимала, что для них с мужем кто-то «включил» круглосуточную нервотрепку. Она просила его отказаться от расследования уголовного дела, где на кону миллионы долларов, а на размен - людские жизни. Как будто не знала, что об этом мужа просить бесполезно…

Там, где жили Ваевы,  и сегодня, подпирая квартирную дверь, незримо стоит опасность, а на стенах - дурацкие, будто их сочинял какой-то мелкий пакостник, стишки: «Лезвием по вене - это не решение…», «Вика! Кулаки в кровь вновь, Да это так это факт!»

Опасаясь за семью, сразу после возбуждения уголовного дела по «ОГАТу»  майор Ваев написал рапорт об угрозах и необходимости защиты. Начальство выделило охрану, но почему-то спустя  месяц ее сняли. Более того, у Ваева забрали табельное оружие.  Обращения к руководству, жалоба в прокуратуру - все было без толку.

Допустив нападение на своего следователя, руководство УВД оставило несчастную семью один на один со своею бедой. Отдел кадров провел служебную проверку и написал, что тяжкая черепно-мозговая травма майора Дмитрия Ваева… бытовая. Вика пошла по судам. Только после  унизительной тяжбы семье назначили законные выплаты.

Потом из Димы вдруг начали делать героя - наградили его посмертно орденом Мужества. Награду вручили Вике 17 июля на полугодовой коллегии УВД Приморского края. Там не сказали ни слова о том, что Ваев разгребал войну «крыш» голыми руками - ни бронированной машины, ни охраны, ни табельного пистолета и практически в одиночку. Но, видимо, в этом и было мужество. 

Хотелось бы знать, кто предал майора Ваева? И что о нем думают коллеги?

Мой запрос на имя начальника Приморского краевого УВД, генерал-майора милиции А.А.Николаева рассматривали десять дней, а потом посоветовали написать новый.

Наталья Островская

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru