СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Кому дано право приватизировать государственные интересы?

Кому дано право приватизировать государственные интересы?

В ФИЦ «Аналитика и Безопасность» с заявлением о нарушениях в Федеральной Налоговой Службе Министерства Финансов обратился бывший начальник отдела профилактики коррупционных и иных правонарушений ФНС России Василенко Сергей Владимирович.

В 2010 г. Сергей Владимирович в звании полковника в должности заместителя начальника боевого отдела уволился из Федеральной Службы Безопасности, где 18 лет прослужил в управлении «А» («Альфа») Центра Специального Назначения ФСБ России.

В том же году Василенко был принят на работу в Федеральную Налоговую Службу в качестве начальника отдела профилактики коррупционных правонарушений ФНС России. Формально, в его обязанности входило обеспечение безопасности и профилактика коррупции в налоговых органах центрального аппарата, а также координация всех Управлений во всех Субъектах Федерации.

В интервью ФИЦ «Аналитика и Безопасность» Сергей Владимирович подробно рассказал о нарушениях, с которыми он столкнулся в ходе работы в налоговой службе и о взгляде руководства ФНС на эти нарушения.

– Сергей Владимирович, расскажите, как началась Ваша трудовая деятельность в Федеральной Налоговой Службе?

– Антикоррупционное подразделение, согласно указу Президента, должно существовать в каждом структурном подразделении Министерства Финансов. На самом деле, в нем не особо нуждались те, кто имел доступ к бюджетным денежным средствам. В ходе формирования отдела, он становился то отдельным управлением по безопасности, то службой, то снова управлением, в итоге решили оставить отдел.

В апреле 2010 года я уволился из ФСБ. В мае этого же года Шевченко (Шевченко Игорь Викторович, начальник управления кадров ФНС России – прим. ФИЦ) пригласил меня на работу в качестве руководителя отдела. Сейчас уже понятно, что идеальным кандидатом на эту должность они видели человека, который пришел из какого-либо спецподразделения, чтобы ничего не смыслил в экономике. А еще им нужны были китель и ордена для прикрытия, мол, указ Президента исполняется.

Мой приказ о назначении был оформлен сразу на следующий день после беседы с Мишустиным (Мишустин Михаил Владимирович, руководитель ФНС России – прим. ФИЦ). А сразу через несколько дней меня направили в командировку в Дагестан. До меня туда никто не горел желанием поехать, а для меня это было делом привычным. Там я должен был провести мероприятие по подготовке к увольнению одного из замов руководителя управления.

– Что входило в Ваши обязанности в должности начальника антикоррупционного отдела?

–  Официально мои обязанности нигде прописаны не были. «Делай сам что-нибудь», – отмахивалось от меня высшее руководство. Когда я пытался утвердить должностные инструкции или принципы работы моего отдела, то получал отказ.
Складывалось впечатление, что служба безопасности высокопоставленным сотрудникам ФНС нужна была исключительно для формальности. Несмотря на то, что я занимался проверкой кандидатов на руководящие должности, от начальника инспекции, и выше, только по Москве в срочном порядке было назначено более 20 начальников инспекций без согласования со мной и моим отделом.

– Расскажите, с какими проявлениями коррупции лично Вы сталкивались в ходе работы?

– В ходе деятельности я неоднократно обращал свое внимание на незаконное возмещение НДС. Это самый «коррупционный налог», и с ним в ФНС проводятся самые крупные аферы. Однако все мои письма и заявления оставались без внимания – видимо руководство ФНС не очень-то озабочено расхищением бюджета страны.

28 налоговая (ИФНС №28 по г. Москве, ранее эту инспекцию возглавляла Степанова Ольга Германовна – прим. ФИЦ) сразу привлекла мое внимание. Эта инспекция прославилась своими аппетитами относительно незаконного возмещения НДС. Афера, которую удалось раскрыть Магнитскому и которая стоила ему жизни, (Магнитский Сергей Леонидович, аудитор, юрист и бухгалтер, работал в британской аудиторской компании «Firestone Duncan», юрист фонда Hermitage Capital. Погиб в СИЗО в 2009 году. Согласно информации из открытых источников, Магнитским была раскрыта афера по незаконному возврату из бюджета НДС на 5,5 млрд. рублей, возмещение налога произошло в 28-ой ИФНС г. Москвы – прим. ФИЦ) оказалась не последней для 28-ой налоговой. Примерно через год в этой же инспекции снова был возмещен НДС на еще большую сумму – 7 млрд. руб.

После того, как я направил запрос в 28-ую инспекцию, и попросил их предоставить список компаний, которые обратились за возмещением НДС за предыдущий отчетный период, на сумму от 100 млн. рублей и при этом изменили свое место налогового учета, то мне пришел интересный ответ. По моему запросу нашлось 7 компаний. По странному совпадению, все эти фирмы в один и тот же день изменили место налогового учета, «переехав» из Москвы в 10-ую инспекцию по Тверской области. Причем, из Москвы все фирмы переместились не сразу, а постепенно – сначала ушли в 5-ую или 1-ую московские инспекции, а потом уже оттуда – в Тверскую область. Сделано это было для того, чтобы потерять «первичку» – первичные документы, по которым при последующих проверках, уже не получится проследить весь путь этих организаций. Кстати, товар, реализацией которого занимались фирмы, по документации, свое местоположение не менял – никаких документов о его перемещении из Москвы в Тверскую область не оказалось – ни путевых листов, ни договоров с транспортными компаниями на перевозку грузов, ни товарно-транспортных накладных, ни договоров с РЖД – ничего этого не было. Также во всех фирмах работало всего 2-3 человека – директор, бухгалтер и кладовщик, но месячный оборот достигал 2-3 млрд. рублей, откуда взялись такие талантливые коммерсанты? Еще одно «совпадение» – у всех этих компаний, которые обратились за возмещением налога в 28-ую инспекцию, был один и тот же учредитель, почти у всех – один и тот же генеральный директор, одинаковыми были юридический адрес, банк, в котором были открыты расчетные счета, даже товар они хранили на одном складе. А контрольные мероприятия по осмотру склада регулярно проводил один и тот же сотрудник ОНП (Отдел по налоговым преступлениям – прим. ФИЦ). В общем, налицо были все признаки фирм-однодневок, тем не менее, каждая фирма без труда смогла оформить возмещение НДС. В Твери все семеро «мигрантов» сдали декларации с уже нулевым балансом, то есть, материальных средств у компаний не оказалось. Но как такое возможно, если до этого каждая из фирм в 28-ой налоговой оформила возмещение НДС по 500 млн. рублей?

Таким образом или НДС на 7 млрд. рублей был возмещен мошенническим путем, или произошло уклонение от уплаты налогов на эту же сумму. Разница лишь в статье Уголовного Кодекса.

– Что Вы предприняли, когда узнали об этом преступлении?

– На мои заявления и материалы о совершенном правонарушении, которые я неоднократно направлял во все соответствующие инстанции, со стороны государственных органов не последовало никакой реакции. Руководство ФНС России, ФСБ, МВД, Прокуратура – все структуры просто игнорировали мои письма. Единственным, кто отреагировал на мое обращение и добился возбуждения уголовного дела, оказался Денис Сугробов (Сугробов Денис Александрович, начальник ГУЭБиК МВД России – прим. ФИЦ). К сожалению, возбудить дело удалось только в отношении неустановленных лиц, а должностные лица инспекции могут нести ответственность только по определенным статьям, таким как, например, ст. 293 («Халатность», ст. 293 УК РФ – прим. ФИЦ). Вот так, получается, ущерб государству нанесен на несколько сотен миллионов долларов, и это только в одной рядовой столичной инспекции! А ответственности – никакой, и за последствия никто не отвечает.

Можно себе представить, какие потери несет бюджет страны, если только одна инспекция незаконно возмещает НДС на 5-10 миллиардов рублей в год. Таких инспекций только по Москве 50 штук, а Субъектов Федерации у нас 89, и в каждом по 30-50 налоговых. При этом 28-ая инспекция является «обычной» по меркам налоговиков – есть еще инспекции в ЦАО, которые гораздо крупнее 28-ой налоговой, а еще 10 инспекций по крупнейшим налогоплательщикам, в том числе и федеральным – газ, нефть, металл, спирт и т.д. – в них обороты по возмещению НДС в сотни раз превышают обороты рядовых инспекций. Благодаря таким налоговикам бюджет страны несет колоссальные потери.

– Поступали ли Вам какие-либо угрозы в ходе Вашей работы?

– В своих заявлениях я неоднократно указывал, что, по моему мнению, основанному на проделанной работе, основным координатором преступной схемы по выведению денег из бюджета со стороны ДЭБа (Департамент Экономической Безопасности – прим. ФИЦ) является генерал Хорев (обращение Василенко С.В. в государственные инстанции). После увольнения Хорева (Андрей Хорев, в июле 2011 года был уволен с должности первого замначальника Департамента экономической безопасности МВД РФ указом Президента РФ – прим. ФИЦ), мне было передано, что у людей забрали возможность зарабатывать очень большие деньги, и виноватым они видят в этом меня. Потом уже из другого источника я узнал, что люди, которые связаны с Хоревым, угрожают мне физической расправой. Это было около года назад, но сейчас активно возбуждаются уголовные дела, и Хорев достаточно часто фигурирует в том или ином случае, поэтому у меня имеются некоторые опасения за свою безопасность – меня вполне могут «убрать» как лишнего свидетеля, который много знает.

– Неужели все преступные схемы по возмещению НДС настолько прозрачны, как в случае с 7 фирмами, у которых оказался один и тот же учредитель?

– Не всегда. В качестве еще одного примера могу рассказать про «Спиртовой комбинат». Там тоже было незаконное возмещение НДС. Было заявлено, что фирма перевезла спирта на 2,5 млрд. рублей. При себестоимости, пускай, допустим, 30 рублей за литр, где взять столько машин, чтобы перевезти такое количество спирта? Я решил проследить весь путь и узнать, на каком основании этой фирме был возмещен НДС. Изначально задача оказалась очень трудной – у фирмы, которая обратилась за  возмещением налога, с виду было все в порядке – на руках была вся документация, все договоры, трудовые соглашения, цистерны для перевозки, все сотрудники подтверждали свое участие в процессе перевозки этого спирта, даже водители рассказывали о том, как перевозили продукцию, а производители подтвердили факт ее получения.
Суд, который в это время шел в Москве, был почти нами проигран. Но я не сомневался в том, что НДС «Спиртовому комбинату» возместили незаконным путем. Когда мне предоставили маршрут, по которому якобы ехали цистерны со спиртом, мне пришла идея проверить блок-посты, которые они пересекали. На каждом блок-посту имеется журнал, в котором есть все записи о транспорте, который пересек тот или иной блок-пост, при этом через определенный период времени этот журнал направляется в архив и подделать его невозможно. Естественно, в этих журналах цистерн «Спиртового комбината» не оказалось. Суд они проиграли. Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области было возбуждено уголовное дело по ст. 199 ч. 2 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов, совершенное в крупном размере» – прим. ФИЦ).
В итоге, благодаря работе моего отдела, удалось выиграть суд у «Спиртового комбината» о возмещении НДС; был предотвращен ущерб бюджету в размере 390 млн. рублей.
Кстати, в ходе расследования этого инцидента, мне неоднократно звонил начальник той инспекции, которая подтвердила возмещение НДС «Спиртовому комбинату» и говорил, что ничего у меня не получится доказать, но когда понял, что фирма, скорее всего, проиграет суд, начал предлагать взятки. В последний день перед судом он позвонил мне и сказал: «Слушай, ты сегодня приехал на старой машине на работу. Давай мы ее поменяем на новую, купим тебе хорошую машину».

– Часто ли Вам предлагали взятки?

– Взятки мне предлагали неоднократно. Однажды начальник одной из инспекций прямым текстом предлагал 50 000$ за то, чтобы у них при проверке оказалось все в порядке.
За время работы в отделе я вычислил одну схему, которой пользуются все налоговики – за полгода до окончания контракта начальника Управления в любом регионе резко падает собираемость налогов. Система сложилась так, что им подписывают контракт всего на год. Соответственно половину времени он работает, чтобы «отбить» личные затраты за назначения.

– Как Вы боролись с таким положением дел в ФНС?

– Для того, чтобы прекратить воровство денег из бюджета, мной был выработан и предложен руководству целый ряд рекомендаций по улучшению качества проведения контрольных мероприятий (служебная записка Василенко С.В. на имя Шевченко И.В.). Эти меры могли бы существенно уменьшить процент незаконно возмещенного НДС. Одним из способов, по моему мнению, могло бы стать включение в состав комиссии, которая проверяет качество мероприятий налогового контроля, сотрудников правоохранительных органов и сотрудника налоговой безопасности. Ведь именно мероприятия налогового контроля позволяют сделать выводы доначислять компаниям налоги и возмещать НДС из бюджета или нет. Однако начальником управления кадров мне было в этом категорически отказано.
Также мне было отказано в просьбе собрать на одно совместное совещание всех руководителей подразделений по профилактике коррупции, которые имелись в составе Министерства Финансов. Никто не был заинтересован в реальном противодействии коррупции в налоговых органах.

– То есть, получается, что на должность руководителя отдела по противодействию коррупции ФНС России изначально искали человека, которым можно было бы легко управлять и который закрывал бы глаза на воровство бюджетных денег. Поэтому Вас попросили покинуть отдел?

– Получается, да. Кстати, уволили меня со всеми возможными нарушениями законодательства. Проработав всего полгода, я успел за это время пресечь множество правонарушений. В один момент я не выдержал и в открытую спросил у своего руководства: «Кому в этом здании на Неглинной 23 (ул. Неглинная, 23 – адрес Федеральной Налоговой Службы – прим. ФИЦ) было дано право приватизировать государственные интересы?»
В ответ мне было предложено написать заявление об увольнении. И отказано в предоставлении отпуска как ветерану боевых действий.

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru