СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Корпоративный шантаж

Корпоративный шантаж

В Генпрокуратуре прошло очень важное координационное совещание, посвященное борьбе с коррупцией. На нем с большим докладом о проблеме рейдерства выступил председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин. Он рассказал, почему так тяжело расследуются дела о захвате имущества физических и юридических лиц.

- Александр Иванович, как, по-вашему, возможно ли в нашей стране рейдерство без помощи милиционеров, чиновников, судей?

- Практика расследования таких дел показывает, что почти во всех случаях помощь рейдерам оказывают чиновники органов госвласти и местного самоуправления. По многим уголовным делам следователи видят по сути своей неправосудные судебные решения, в которых право собственности на захваченное имущество признается за рейдерами. Нередко сотрудники правоохранительных органов тоже оказывают "помощь" захватчикам - изымают носители информации с реестрами акционеров, а в них потом вносят изменения. В помощь рейдерам возбуждаются заказные уголовные дела. Не гнушаются участием в рейдерских захватах и представители выборных органов. Они инициируют депутатские запросы, искажают освещение событий в СМИ, выполняют другие заказы рейдеров.

- Какая ответственность прописана в законе за начальственную помощь рейдерам?

- К сожалению, вопрос о привлечении к ответственности чиновников ставится не всегда. Захваченное имущество, как правило, в итоге легализуется. Делается это множеством сделок по его отчуждению.

Причем те, кто вроде бы участвует в такого рода сделаках, - настоящие фантомы. Обычно это фиктивные юридические лица или компании, зарегистрированные в офшорах, а получить информацию нам очень сложно. При этом следователь, по сути, не имеет реальной возможности пресечь такие сделки.

А еще есть статья 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Она не позволяет наложить арест на имущество при отсутствии подозреваемых и обвиняемых, даже если будет установлено, что оно получено в результате преступления.

Вот и получается, что после многочисленных махинаций имущество переходит в собственность уже добросовестных приобретателей и вернуть его истинным владельцам очень сложно.

- Выходит, что ныне действующее законодательство бессильно перед рейдерам?

- Скажу больше - опасные способы рейдерских захватов имущества в настоящее время вообще не подпадают под уголовно-правовые запреты. Судите сами: нет ответственности регистраторов за внесение заведомо ложных сведений в реестр участников юридических лиц. Поэтому привлечь их к уголовной ответственности при недоказанности сговора с рейдерами практически невозможно.

Фактически ни одной из статей УК не предусмотрены и действия, которые в кругу рейдеров получили название "корпоративный шантаж" или "гринмэйл".

- Что это такое и как выглядит подобный шантаж?

- Рейдер покупает небольшой пакет акций или доли в хозяйствующем субъекте. Потом под видом защиты своих прав дестабилизирует работу фирмы, обращаясь с надуманными заявлениями в правоохранительные и контрольные органы. Одновременно рейдер идет в суд и требует наложить арест на имущество. Цель жалоб и исков - вынудить компанию выкупить у него акции или доли по цене в десятки, а то и в сотни раз, превышающей их рыночную стоимость.

- Схемы рейдерства меняются?

- Они постоянно совершенствуются. Рейдеры идут на все. Главным следственным управлением направлены в суд уголовные дела по обвинению членов преступного сообщества под руководством Барсукова (Кумарина). Эта группировка известна как "тамбовская". Она захватила крупные фирмы Санкт-Петербурга, пыталась завладеть масштабными предприятиями. Захваты были жестокими, рейдеры шли даже на убийства и похищения людей.

- Что же делать в такой ситуации, когда сегодняшнее законодательство фактически бессильно перед рейдерами?

- Выход один - вносить поправки в действующие законы. И такие поправки мы уже разрабатываем.

- Расскажите про ваши предложения подробнее.

- Мы предлагаем ввести в УК специальную статью, предусматривающую ответственность за рейдерство либо включить его в качестве самостоятельного квалифицирующего признака в составы некоторых преступлений.

- Каких конкретно?

- Это мошенничество, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, подделка или изготовление поддельных документов. Считаю, нужно установить уголовную ответственность государственных и частных регистраторов за незаконное внесение изменений в реестр участников юридического лица и проведение регистрации по заведомо подложным правоустанавливающим документам.

Обязательно надо предусмотреть уголовную ответственность за злоупотребление правами собственника акций или долей в уставном капитале хозяйствующего субъекта, в том числе в целях рейдерского захвата.

- И кто будет всем этим заниматься?

- Все вышеперечисленные преступления надо отнести к подследственности Следственного комитета при прокуратуре РФ. И вот почему. Очень распространено участие в таких преступлениях должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления. А еще потому, что при расследовании таких дел возникают немалые сложности.

- Вы сами сказали, и это не секрет, что почти все рейдерские захваты узаконены последующими решениями судов. Что же делать?

- Считаю, что необходимо дополнить процессуальное законодательство положениями, предусматривающими право прокурора обратиться в кассационную или надзорную инстанцию арбитражного суда или суда общей юрисдикции с представлением об отмене неправосудного решения, которое препятствует предъявлению обвинения, вынесению обвинительного приговора или иному решению уголовного дела по существу.

- А как поступать с фактически украденным заводом или фирмой, ведь сегодня их нельзя тронуть, если захватчик - не фигурант уголовного дела или он вообще неизвестен?

- Очень важно предусмотреть процедуру наложения ареста на недвижимое имущество, явившееся предметом преступления, безотносительно установления лица, причастного к совершению деяния.

- Какие еще изменения в законодательство нужны?

- Надо отнести сведения, содержащиеся в реестре акционеров, к охраняемой законом тайне. Это сделает возможным изъятие носителя данной информации только на основании судебного решения. Кроме того, мы поддерживаем некоторые предложения, инициированные другими правоохранительными ведомствами.

В частности, предложение об усилении прокурорского надзора за оперативно-разыскной и процессуальной деятельностью по выявлению, пресечению преступлений данной категории.

Не менее эффективной представляется профилактика данного вида преступлений посредством общенадзорной деятельности, в том числе при проведении проверок соблюдения законодательства о бюджете, приватизации, корпоративном управлении государственными, муниципальными учреждениями и предприятиями, а также обществами с долей участия в них государства.

Заслуживает внимания и предложение о направлении в региональные следственные подразделения различных ведомств обзоры следственной и судебной практики по таким уголовным делам.

- Расследование дел по рейдерам - пока в основном прерогатива милиции. А каким образом подобные дела попадают к вам?

- Мы расследуем дела по рейдерству лишь по поручению прокуроров в тех случаях, когда субъектом преступления является лицо с особым правовым статусом. А еще когда факты рейдерства выявляются в ходе расследования других преступлений. Поэтому количество таких дел у нас относительно невелико.

- Если не секрет, то сколько?

- С момента образования Следственного комитета в производстве наших следователей было 79 уголовных дел. Из них 12 уже в суде, 59 - в производстве, из которых 29 дел - в Главном следственном управлении. Должен подчеркнуть: это дела повышенной сложности. Ведь в разработке технологий захвата участвуют структуры, которые обладают штатом высококвалифицированных юристов. Весомые суммы выделяют организаторы захвата на подкуп чиновников.

- Вы выступаете за общий подход ведомств к расследованию таких преступлений?

- Для формирования единообразной правоприменительной практики необходимо разработать ряд межведомственных подзаконных нормативных актов. Нужны совместные методические рекомендации по расследованию этих преступлений.

Анализ разработанных различными ведомствами предложений о совершенствовании законодательства и конкретных законопроектов говорит пока только об одном - об отсутствии согласованной позиции в сфере противодействия рейдерству.

Полагаю, что для решения этой проблемы необходимо создание межведомственной рабочей группы. Поясню: речь идёт не о какой-то новой структуре, а о совместной работе специалистов из различных заинтересованных ведомств и обмене опытом работы в рамках этой группы.

Наталья Козлова

Комментарии

Re: Корпоративный шантаж

ОАО «Издательство «Самарский Дом печати» находится в вышеописанной ситуации. Захват нашего предприятия произведен по точно такой же схеме. В результате этого причинен ущерб государству на сумму свыше 1 миллиарда рублей. Трудно верится, но и в наши дни все еще возможны варварски организованные рейдерские захваты государственной собственности. Наше акционерное общество, сто процентов акций которого находятся в собственности РФ в лице Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, организовано в процессе приватизации ФГУП. В собственность предприятия было передано 5 имущественных комплексов. При помощи коррумпированного бывшего генерального директора все объекты предприятия отчуждены. Поражает цинизм, с которым рейдеры осуществили эти «сделки».Абсолютно все объекты недвижимого имущества были проданы по ценам в 50!!!раз ниже рыночных . То , что было отчуждено также все печатное оборудование, а часть его просто была списана на металлолом и потом отчуждена также, -это воспринимается всеми теперь как само собой разумеющееся. В результате, была парализована вся деятельность нашего предприятия, коллектив уже год не получает заработную плату(общий долг по зарплате — свыше Шести миллионов).
Сейчас, трудовой коллектив во главе с вновь назначенным директором, ведет отчаянную борьбу за возвращение в федеральную собственность всех незаконно отчужденных объектов. Уже целый год мы судимся в судах , как это ни странно, но суд первой инстанции отказал в удовлетворении наших требований, исказив в угоду рейдерам почти все фактические обстоятельства дела. Ну разве это правовое государство? Слава Богу, суд апелляционной инстанции встал на нашу сторону, признав все сделки по отчуждению всей недвижимости ничтожными. Однако, сейчас рейдеры пользуются своей обычной тактикой — пытаются «заволокитить» процесс. 21 октября состоялся суд кассационной инстанции — в ФАС Поволжского Федерального округа. По Самаре ходили упорные и тревожные слухи о том, что рейдеры выделили солидную сумму денег на «работу с судами». Похоже, так и получилось, потому что дело вернули в первую инстанцию – Самарский областной арбитражный суд. Теперь впереди у коллектива опять несколько месяцев судебных тяжб, отсутствие рабочих мест и отсутствие заработной платы.

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru