СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Местечкового подхода формирования органов власти не должно быть

Местечкового подхода формирования органов власти не должно быть

В беседе с корреспондентом ИА "Тульская служба новостей" Виктор Илюхин рассказал о том, кто больше виноват - тот, кто берет или тот, кто дает взятки, чье преступление тяжелее - врача-взяточника, который получил в качестве благодарности 300 рублей, или чиновник, средняя "мзда" которого - несколько миллионов долларов. И, конечно, Илюхин затронул известных тульских коррупционеров...

Сегодня вы провели в Туле круглый стол, главной темой которого была антикоррупционная деятельность. Скажите, какие цели и задачи вы ставили перед проведением этой пресс-конференции?

- Мне бы хотелось посмотреть, а какое состояние противодействия коррупции вообще - не в Москве, а на периферии. У меня будет несколько поездок. Часть я уже совершил. И вот теперь в Туле именно по этой проблеме. Почему по этой проблеме? Потому что я в свое время был инициатором принятия закона о противодействии коррупции, о противодействии организованной преступности. К сожалению, получилось так, что в начале 90-х годов эти законопроекты не нашли своей поддержки сначала в Парламенте, а потом у президента Ельцина. Ельцин дважды отклонял их, ссылаясь на какие-то мифические догмы, обстоятельства. Все это было, конечно, надуманно. Никто не хотел в начале 90-х годов по-серьезному бороться с коррупцией. Я очень рад тому, что сегодня президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев вернулся к этой проблеме. Другой вопрос в том, что мы приняли закон о коррупции, а как он будет реализовываться? Как вообще-то после принятия законов изменится ситуация в России. К сожалению, я должен сказать, что о противодействии коррупции мы говорим много, говорим долго. А вот конкретных, серьезных существенных мер принято пока очень мало или вообще не задействовано. У меня создается впечатление, что коррупция находится в центре, а мы все вокруг этой коррупции ходим-ходим. Мы серьезно боимся ее затронуть. Почему я приехал в Тульскую область? Наверное, здесь есть определенные результаты. Не хочу сказать какие: положительные или отрицательные. Что такое коррупция, что такое, допустим, взяточничество? Это скрытая, латентная преступность. Сколько работники прокуратуры, МВД выявили, столько они и зарегистрировали. Говорить о том, что вот здесь выявлено много, поэтому уровень коррупции в Тульской области достаточно высок – я бы не взял на себя смелость. Есть два обстоятельства. Конечно, уровень само собой, но есть еще и активность в противодействии коррупции. Как поработаешь, сколько выявишь, таков будет и результат. Но тем не менее, я должен сказать, все-таки последний арест, последнее привлечение к уголовной ответственности руководящих работников и Новомосковского района? и ряда других районов. Это ведь главы районов, это заместители глав районов. Они настораживают. Настораживает и то, что в свое время был привлечен к уголовной ответственности и губернатор Тульской области, поэтому надо говорить о том, что здесь, видимо, не все благополучно с соблюдением закона.

Вы имеете ввиду губернатора Севрюгина?

- Да, я имею ввиду Севрюгина. В первую очередь нам надо чистить и менять кадровый подход в правоохранительных органах. Там сначала надо изменить, чтобы правоохранительные структуры работали честно и принципиально и наводили порядок в других структурах.

Как вы считаете, с кого надо начинать чистку? С милиционеров, врачей, учителей, которые берут взятку по 200-300 рублей, или с чиновников высокого уровня, которые получают взятку в миллион?

- Вы знаете, для простого гражданина 300 рублей - это может быть большой вред и большой урон, когда он каждый день идет в больницу - 300 рублей, в бытовку идет - 300 рублей. Внизу он живет, по этим объектам идет за справкой – 300 рублей, а пенсия то всего 4 тысячи или 3 тысячи, и зарплата-то никудышная. Для гражданина внизу абсолютно неважно, сколько там министр взял или замминистра – 3 млн долларов или 5 млн долларов. Это мы можем говорить об опасности коррупции, о том, что она действительно бьет по национальным интересам, по национальной безопасности.

Все-таки, где начинается коррупция: вверху или внизу?

- Когда говорят по профессиям, снизу или сверху, везде надо наводить порядок, и порядок надо наводить сразу же, но я подчеркиваю: никогда бы внизу мелкий чиновник не пошел на то, чтобы брать взятки, воровать, если бы он не видел, что делается наверху, в более высоких структурах власти. Если говорить о борьбе с коррупцией, надо задействовать целый комплекс, который бы падал сразу же и на врача, и на учителя, и на гаишника, и на того же министра. У нас ведь огромное правовое разложение, у нас огромный правовой снобизм в высших структурах власти. Это нам можно, это вот там внизу вы боритесь с коррупцией. А я говорю - нет. Если уж начинать, то начинать с верхов и сразу же наводить порядок во всем. Я почему говорю, что в борьбе с коррупцией надо задействовать комплекс мер: организационных, правовых, политических, идеологических, нравственных, воспитательных, кадровых? Вот тогда что-то получится. А так, как мы сегодня щипем коррупцию... Здесь возбудили уголовное дело, здесь привлекли чуть-чуть – это не борьба с коррупцией. Это имитация борьбы с коррупцией. Я могу сказать, что власть не идет даже на большую имитацию борьбы с коррупцией, в силу того, что она боится дискредитировать сама себя. Сегодня надо контрольные, ревизионные органы отдать в руки, начиная с Думы Совета Федерации и на местах, в руки честных людей, порядочных людей из оппозиции, чтобы они зорко следили, куда финансы расходятся, как они расходятся. Сегодня я говорю о том, что надо восстанавливать полномочия прокурорского надзора, дать прокуратуре те полномочия, которые были. Если руководитель государства мудрый, и если он все-таки найдет смелость, как это и бывает и было в истории, и сейчас мы наблюдаем во многих государствах мира. Да, оппозиция брала комитеты в парламенте. Комитеты, которые действительно называются правовыми. Комитеты, которые действительно выполняют определенные контрольные функции. Тогда что-то получалось. Но я боюсь, что этого шага мы не дождемся в ближайшее время.

Сейчас общество насаживает такой тезис: чтобы не брали, не надо давать. Как вы к нему относитесь?

- Конечно, когда мы осуждаем работника ГАИ, врача и так далее, мы забываем о том, что мы даем, и что мы тоже совершаем преступление. Вот тех мы никогда не забываем, о тех мы говорим: вот они плохие, они взяли. Давайте тогда, друзья мои, я всегда тоже говорю, начинать надо с каждого, с самих себя. Ты же даешь, ты же совершаешь тоже преступление.

То есть коррумпированы не только властные структуры, но и все общество в целом?

- То, что мы наблюдаем, что произошло? Это разложение не только государственной власти. Это серьезнейшее разложение и общества. Если мы не будем в комплексе эту проблему решать, конечно, с вами мы ничего не решим. Но тогда, когда есть страх, я подчеркиваю, страх о том, что он может понести уголовное наказание и достаточно серьезное наказание, не каждый пойдет на совершение преступлений.

Может быть, стоит за страх цепляться и вернуться к практике средневековья, когда за взятку отрубали руки?

- В Китае тоже сегодня казнят и казнят публично. Тем не менее, со взяточничеством они никак не могут покончить. Конечно, мера наказания, меры воздействия должны быть соразмерными, соответствовать тому деянию, которое совершило то или иное лицо. А у нас, посмотрите: возбуждаем 3 тысячи уголовных дел в год, а сколько дел до суда доходит? Дай Бог, половина. А теперь посмотрите из той половины уголовных дел, которые рассмотрены судами, сколько к реальному лишению свободы приговорено этих чиновников. Еще на половину надо срезать, а все остальные получают условные наказания. И самое страшное, чем выше чиновник, чем он более высокого ранга, тем больше у него возможностей избежать лишения свободы.

И опять же отрубание рук получат те же самые учителя, врачи и милиционеры.

- Совершенно верно. Я не хочу сказать, чтобы это брали в качестве примера. Тогда, когда карманников в России судили за эти преступления и отрубали руки и вешали, в это время другие карманники лазили по карманам зевак на этой же площади. Я бы снова вернулся к тем инициативам президента. Радует хотя бы то, что они появились. Потому что до последнего времени, и при Борисе Ельцине и далее, законодательные инициативы в противодействие коррупции чаще шли от депутатов государственной Думы, а президенты их проваливали. Слава Богу, хоть сегодня инициатива есть. Другой вопрос, что мы слишком медленно разворачиваем, слишком много говорильни вокруг этой проблемы, и нет конкретных существенных дел. Я подчеркиваю, надо чистить властные структуры как вверху, так и внизу. Этой семейщины, этого местечкового подхода формирования органов власти не должно быть. Меня пугает, то что семейственность, клановость проникла в правоохранительные органы, а если она туда проникла, о надежной эффективной борьбе с коррупцией речи быть не может.

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru