СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Оборотни без погон

Оборотни без погон

Предприимчивость российских чиновников давно вошла в историю, так что в этом смысле нынешние бюрократы, «пилящие» все и вся, лишь следуют старым отечественным традициям. И это относится не только к неведомым широкой публике серым мышкам, которых никто не видит и не знает, но и к личностям известным, которые любят появляться под софитами и перед телекамерами и говорить красивые слова про развитие, модернизацию и незыблемость закона. В реальности же дела многих таких людей оказываются крайне далеки не только от развития и модернизации, но и, что самое прискорбное, от закона, который эти же самые люди призваны соблюдать.

ПЕРВЫЕ ЛАСТОЧКИ

Эта история, в которой оказались замешаны действующий ректор СГАУ (Саратовский государственный аграрный университет) Николай Кузнецов и бывший руководитель территориального управления Росимущества Александр Харитонов, уходит корнями в конец 90-х годов. В свое время между СГАУ и компанией «Биос» был заключен договор о том, чтобы достроить здание, начатое как корпус общежития университета, который начали возводить на пересечении улиц Горького и Бахметьевской, но бросили в связи с недостатком финансирования и кризисом 1998 года. Было получено соответствующее письмо из федерального Минсельхоза по перепрофилированию этого объекта. Руководство СГАУ тогда приняло решение передать недострой на баланс коммерческой организации. Естественно, не бесплатно – был заключен договор, по которому «Биос» обязался построить там жилой дом, а часть квартир предоставить вузу.
«Биос» получил все необходимые разрешения, после чего руководство СГАУ отказалось от участка площадью 0,2 га, а город, забрав его на баланс, выделил застройщику уже 0,38 га. Все разрешения были получены.

Через несколько лет, когда были построены 8-9 этажей этого объекта, руководство вуза вдруг проявляет к нему немалый интерес. Используя договор о совместной деятельности, Кузнецов и К неожиданно потребовали у застройщика квадратные метры, заявленные в качестве ожидаемой прибыли. Началось массированное воздействие на застройщика с целью понудить его отдать им вместо положенных квадратных метров в здании аналогичное количество на вторичном рынке жилья. Такое условие было возможно по договору, но ведь совместная деятельность СГАУ и застройщика еще не закончилась…. Тем не менее, это не остановило руководителей государственного учебного заведения.

Аргументы о том, что объект не закончен, договорные отношения не завершены и то, какова будет прибыль, определить не представляется возможным, руководство вуза отказывалось принимать наотрез. Застройщику фактически был предъявлен ультиматум: либо он отдает требуемые квадратные метры, либо у него возникают проблемы. В качестве демонстрации проблем была проведена показательная акция.
«Мы арендовали помещение в здании, которое находится в ведении СГАУ. На это помещение был совершен настоящий налет – было выставлено оцепление, заварена дверь, сотрудников двух предприятий (генподрядчика и заказчика) не пускали на рабочее место. Это продолжалось в течение суток при полном бездействии милиции, после чего дверь была демонстративно вскрыта, а все имущество вывезено. Ожидаемый эффект не был достигнут, и документацию пришлось вернуть, но при возврате оказалось, что часть проектной и финансовой документации пропала», – рассказал корреспонденту «Взгляда» бывший директор компании «Биос» Вячеслав Трофимов.

Далее стороны перешли к позиционной войне, которая перенеслась в суды. Закончилось это все тем, что арбитражные судьи под давлением оппонентов застройщика, рассматривая вопрос о понуждении компании отдать те метры, которые руководство СГАУ требовало в качестве прибыли, обнаружили признаки ничтожности договора, подписанного сторонами. В качестве причины было названо превышение прежним университетским начальством своих полномочий. Выяснилось, что они не имели права подписывать договор о совместной деятельности, целью которого является извлечение прибыли.

ВАШ ВЫХОД, МАЭСТРО

Суд потребовал возврата сторон в первоначальное положение. Но к тому времени коробка здания уже была построена, и, где ранее был один этаж, уже высились 11. Судья не принял этого во внимание и вынес формальное решение: обязал застройщика вернуть строительную площадку 9-этажного общежития СГАУ. То, что там стоит 11-этажный жилой дом, суд во внимание почему-то не принял и даже не потребовал у вуза компенсации для застройщика.

Тем временем к строительству была привлечена еще одна компания. Подрядчик в лице фирмы «Интэк» продолжал строить объект, вкладывая туда деньги и привлекая инвесторов, а «Биос» продолжал воевать со СГАУ, наивно полагая, что руководству университета в конце-концов все же придется вернуть бизнесменам деньги либо получить назад внесенные средства бюджета по решению суда в порядке реституции.

Не дождавшись внятной позиции СГАУ, руководство «БИОСа» подало иск о том, чтобы вернуть бюджету внесенные средства, но в суде университет отказался от получения 900 тысяч рублей, которые составляли рыночную стоимость имущества, переданного СГАУ по договору с застройщиком.

Вот тут на сцену и вышел настоящий маэстро земельных дел – Александр Харитонов, вместе с территориальным управлением «Росимущества», и началось самое интересное. Судя по всему, Кузнецов и Харитонов решили разыграть нехитрую комбинацию и под видом возврата бюджетных средств на основании решения суда изобразили, что 11-этажное жилое здание, построенное по другому проекту другим застройщиком, и является… многострадальным общежитием СГАУ, построенным за счет средств бюджета! Блестящий ход, ничего не скажешь. Они даже попытались заставить службу судебных приставов под видом реституции вернуть это здание университету во исполнение решения суда. Их ничуть не смутило то, что стороны должны были вернуться к исходному состоянию, когда никакого здания не было и в помине.

«Начиная с 2003 года, то есть с момента назначения Кузнецова ректором, поползновения не прекращались. Попытки договориться мирным путем и нормализовать ситуацию подписанием каких-либо мировых соглашений ни к чему не привели. Они предъявляли неисполнимые финансовые требования – 15 миллионов рублей при стоимости объекта 50 миллионов. Эти условия были неприемлемы, поскольку у компании были также обязательства перед дольщиками. Мало того, это была бы уголовная статья для застройщика», – подчеркивает Трофимов.

ПАРАДОКСЫ И ЗАГАДКИ

Парадокс ситуации заключался в том, что часть дольщиков поддержали в этой войне, по их мнению, более сильную сторону – Кузнецова и Харитонова, за которыми стояли и правоохранительная, и судебная системы. Это было видно по тому, как шли судебные разбирательства. Представителям застройщика огромными усилиями приходилось доказывать в суде, что белое – это белое, а черное – черное.

«Даже после сотни приведенных аргументов, признанных судом, судья соглашается написать, что, возможно, признаки белизны тут присутствуют. Выносились буквально такие решения. Возникает впечатление, что эти решения писали либо люди больные, либо настолько сильно мотивированные, что желание изобразить одно в качестве другого превалировало у них над здравым смыслом. Чего мы там только ни видели – и подмену и потери документов, и неожиданное изменение решений вопреки здравому смыслу, и принятие решения в отсутствие сторон, которых не уведомляли о заседаниях, и отказы в принятии ходатайств, содержащих важные доказательства, хотя очевидно, что их приобщение могло привести к диаметрально противоположному решению… Все это продолжается до сих пор, поскольку судьи те же, и машина та же», – сокрушается бизнесмен.

Фактически, манипулируя частью дольщиков, судами, используя правоохранительную систему, было организовано тотальное экономическое преследование деятельности двух застройщиков, в результате чего был создан вакуум, целью которого было пресечь все инвестиции в этот объект. Одним из промежуточных финалов стала приключившаяся на объекте кража всего оборудования. Было вывезено все, что было приобретено для монтажа в здании: котлы, газовые счетчики, отопительные радиаторы. В общей сложности так и не пойманные преступники похитили три КамАЗа оборудования, материалов, инструментов и документации. Но возбужденное уголовное дело так и не было доведено до логического завершения и, судя по всему, до сих пор пылится где-то в архивах.

А через полгода произошла еще одна кража, причем похищена была уже только документация. После этого по заявлениям дольщиков, сочувствующих захватчикам, против застройщика было возбуждено уголовное дело. Оно восемь раз прекращалось и всякий раз под давлением каких-то сил возобновлялось без всяких объяснений. Не прекращено оно и до сих пор.

ЭНДШПИЛЬ

Когда фирма оказалась лишенной документации, производственного оборудования и комплектующих для установки в здании, работы встали.

Застройщик оказался обескровлен, финансов в виде доплат за удорожание стройки, которые позволили бы если довести объект до конца, то хотя бы поддерживать его в надлежащем состоянии, не поступало. То есть две организации искусно подвели к банкротству. Далее один из дольщиков передал свои права по денежным требованиям одной компании, от имени которой была запущена процедура банкротства по формальным основаниям – наличию долга перед кредитором. Долг составлял 2,5 миллиона рублей, или всего лишь 0,5% от стоимости активов компаний. Но этого оказалось достаточно, чтобы «гуманный» суд, «объективно» рассмотрев обстоятельства дела, вынес решение о банкротстве, несмотря на то, что был предоставлен баланс организации, в котором фигурирует нераспределенная прибыль, в 20 раз превышающая сумму долга, наличие ликвидных активов и т.д. Все принято во внимание не было. Мало того, вместо поэтапной процедуры (наблюдение, потом санация предприятия, затем, в случае необходимости, внешнее управление), которая позволила бы погасить все долги, сразу было введено конкурсное производство. Возникает вопрос: и где же тут дольщики, если по закону они не являются участниками конкурсного производства?

Первым делом конкурсный управляющий написал заявление о привлечении руководителя предприятий к уголовной и административной ответственности, чтобы устранить любое сопротивление. Опять начались проверки и разбирательства, но безрезультатно.

Тогда он подал в суд, и теперь именно Фемида будет рассматривать его заявление о привлечении директора к административной ответственности. Причем за что – не понятно.

В итоге ситуация была практически доведена до изъятия объекта. Но с этим немного не успели, и все что удалось сделать – это провести комбинацию с земельным участком, который практически был изъят у города (под видом того, что ранее ректор СГАУ незаконно распорядился своей частью) и передан в федеральную собственность. Очевидно, для последующей передачи СГАУ. Это последнее, что успел сделать Харитонов до своей отставки, и вся схема «повисла». То есть получилось, что земля федеральная, но договор аренды с предпринимателями действует. СГАУ вроде бы оказывается не при делах, поскольку сам Кузнецов не может потребовать себе федерального имущества, и в терруправлении тоже сидят другие люди. А машина, которую они запустили, продолжает работать. Маховик закрутился, и проблемы придется решать.

ОТКРЫТЫЙ ФИНАЛ

По мнению Трофимова, попытка отъема объекта напоминает хорошо продуманную рейдерскую схему. «Получается, что два чиновника-федерала бьются аки львы за федеральное имущество с жуликами-коммерсантами, обидевшими к тому же дольщиков, и хотят, чтобы справедливость восторжествовала. При этом умалчивается, что если они заберут объект под себя, то «кинут» всех, включая дольщиков», – отмечает предприниматель.

В итоге оба застройщика находятся сейчас в стадии банкротства, хотя сумма долга по меркам всего проекта смешная и не могла быть основанием для введения процедуры банкротства, а дольщики устранены от принятия решений.
«Юмор ситуации в другом – пару лет назад, понимая, что ниша рынка, которая была предназначена для этого дома, когда он строился, оказалась занята, мы поняли, что даже если найдем деньги и достроим объект, то вряд ли продадим. Поэтому пришли к выводу, что объект должен быть перепрофилирован. Мы решили создать базу для развития технических новаций – инновационного центра. Сейчас получено согласие ряда инвесторов на участие в этом проекте. Это позволит, во-первых, завершить строительство и убрать недострой в центре города, а во-вторых, рассчитаться со всеми дольщиками и приступить к реализации проекта, который даст городу и области весьма серьезные инвестиции. Но уже почти год идет осада. Наши оппоненты прекрасно понимают, что у них ничего не получилось и их сценарий рухнул, но откусить-то кусок хочется. Власть в этой ситуации полностью безмолвствует. А ведь есть новый закон о рейдерстве», – размышляет Трофимов.

По его мнению, в области есть группа специалистов, которая профессионально занимается искусственными банкротствами предприятий. «Это цепные псы, которых спускают, чтобы загнать клиента в безвыходную ситуацию. Далее он либо соглашается на условия, которые ему выставляют заказчики этой истории, либо его просто разрывают на части. Сегодня ситуация приобретает политическую окраску. Классические рейдеры несколько лет под заказ уничтожали застройщика.
Но теперь они срывают не просто стройку в центре города, а достаточно крупный инвестиционный проект. И это реальный ущерб для экономики региона», – резюмирует бизнесмен.

Алексей ШТЕРН

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru