СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Рейдеры ушли в подполье

Рейдеры ушли в подполье

Евгений Пантелеев отвечает за промышленную политику московского правительства с 1992 г. В столице за это время территории, занятые производством, сократились более чем в два раза. Но в целом производственные мощности в Москве удалось сохранить, считает чиновник. О том, какие отрасли столичной промышленности процветают во время кризиса, Пантелеев рассказал в интервью "Ведомостям".

— Какая территория в Москве занята производственными площадями?

— До 1990 г. они составляли 17 000 га, сейчас — 7500 га. Мы утвердили в городе примерно 200 промышленных зон, которые зарезервированы под промышленное развитие. На этот год мы поставили для себя задачу за счет оптимизации размещения на них предприятий высвободить около 100 га на создание новых производств, а в рамках программы на 2010-2012 гг. — не менее 310 га.

— В центре много таких территорий?

— Нет, не очень. Из центра, конечно, промышленные предприятия постепенно уйдут. Мы не форсируем эти процессы, но они объективно идут.

— Какие предприятия перебазируются сейчас?

— «Красная Пресня», Дербеневский дрожжевой завод, часть производств ОАО «Дукс», ОАО «Второй московский приборостроительный завод», ООО «Московская чайная фабрика» и др.

— Из Москвы исчезают некоторые виды производства. Например, деревообрабатывающее. Это вас не беспокоит?

— Непосредственно лесопереработка сокращается, но предприятий, которые выпускают деревоизделия, стало в десятки раз больше.

— А какие направления производства исчезли совсем?

— Практически все литейные заводы.

— Как Москва относится к тому, что при выводе предприятий теряются налоги?

— Поэтому мы и занимаемся сохранением в городе научно-промышленного комплекса. Если мы видим, что предприятию удобно развиваться за пределами Москвы, наша помощь ему будет также оказана.

— А если собственник считает, что нужно вывести, а город — нет?

— Рычагов много, но обычно такие вопросы решаем переговорами.

— Следите ли за судьбой предприятий, с которых было выведено производство? Например, за тем, как обстоят дела на кондитерской фабрике «Красный Октябрь»?

— Конечно. Решиться на перебазирование этого предприятия было очень сложно. Но сейчас на новом месте оно довольно эффективно работает.

— Водочный завод «Кристалл» будут выводить?

— Я про такие планы не знаю и считаю, что в этом нет никакой необходимости. Там нормальные корпуса и нормально организован процесс производства.

— Несколько лет назад в Москве остро стояла борьба с рейдерами. Как дело обстоит сейчас?

— Наглых захватов, как раньше, стало меньше. Но сама болезнь рейдерства осталась — рейдеры ушли в подполье, стали хитрее, изворотливей. До сих пор удивляет факт захвата НИИ эластомеров. И неспособность государства завершить совершенно ясную процедуру возврата акций законным владельцам — сотрудникам института. В центре Москвы стоит арестованное пять лет назад здание. Суды за все это время даже не удосужились рассмотреть по существу иски сотрудников о возврате украденных акций, постоянно перенося заседания под различными предлогами. Десятки тысяч метров площадей, на которых работали более 1500 ученых и инженеров, стоят заброшенные — это удивляет особенно (здание Научно-исследовательского института эластомерных материалов и изделий (НИИЭМИ) на улице Ефремова было захвачено по подложным документам в 2003-2004 гг. НИИЭМИ участвует в создании ракетных комплексов «Тополь» и выполняет другие оборонные заказы. Чтобы работа института не остановилась во время судебных тяжб, его сотрудники при поддержке правительства Москвы создали ООО «НИИЭМИ», с которым правительство России перезаключило договоры. В октябре 2008 г. Хамовнический суд Москвы приговорил к лишению свободы на сроки от семи до восьми лет пятерых обвиняемых в захвате комплекса зданий НИИ. — «Ведомости»).

— Как развивается проект «Пром сити Москва — Север» в Молжанинове, управляющей компанией которого является АФК «Система»?

— К сожалению, медленно. Очень много трудностей было на пути этого проекта. Сейчас там создается необходимая инфраструктура, построен энергоблок. ГУП «НИиПИ Генплана Москвы» завершило разработку проекта планировки промзоны «Планерная». Думаю, в марте внесем его на правительство. Всего в границах «Пром сити Москва — Север» должно быть построено свыше 1,7 млн кв. м, а рабочих мест будет создано порядка 20 000.

— Как промышленная отрасль Москвы переживает кризис?

— В целом промышленность в городе за время кризиса сократилась примерно на 20% — это большое падение, которое обусловлено особенностями структуры промышленного комплекса города. Во-первых, на территории региона отсутствуют полезные ископаемые, а промышленность представлена только обрабатывающими производствами и производством электроэнергии, газа и воды. Раньше в Москве были самые большие объемы строительства, а сегодня эта индустрия переживает тяжелейшие времена. Но некоторые отрасли кризис пережили неплохо — например, оборонная, которую поддерживает федеральное правительство, пищевая, полиграфия (см. справку). А с середины прошлого года даже отмечаем стабилизацию, в 2010 г. нам важно не допустить дальнейшего падения: если это продолжится и дальше, то восстанавливать потом будет очень тяжело. Ведь разрушать легко, а созидать сложнее. Но надо понимать, что Москва — это регион, который обладает особой спецификой: небольшая площадь по сравнению с другими регионами России, отсутствие градообразующих предприятий и заводов-гигантов. При этом Москва — не только торговый и финансовый центр, но и один из крупнейших научно-промышленных центров, сосредоточение трудовых ресурсов — здесь проживает около 8,5% экономически активного населения России.

— Насколько эффективной, по-вашему, оказалась федеральная антикризисная программа?

— Мне нравятся несколько посылов — поддержка системообразующих предприятий, банковской системы, инновационно-активных предприятий; появился хороший крен на приобретение отечественной продукции. Что плохо? Очень плохо распределены уровни ответственности. Например, принимается федеральная программа развития фармакологической промышленности: необходимо, чтобы через пять лет 50% лекарств были отечественного производства. Но кроме лозунгов пока реальных дел не видно. Проблема даже не в деньгах, а в том, чтобы правильно поставить задачу: озадачьте регионы, заставьте унитарные предприятия создать соответствующие программы. Не нашли своего отражения ряд предложений, которые Москва подавала в программу. Например, не устранен дефицит допуска реальных предприятий к финансовым ресурсам. И ставки велики, и оформление чрезвычайно затруднительно. А из-за поправок в Бюджетный кодекс с 2008 г. субъекты Федерации лишены права предоставлять бюджетные кредиты предприятиям. Думаю, что это неправильно.

— Правительство Москвы постепенно сокращает долю в «Автофрамосе», и сейчас это всего несколько процентов — а готово ли оно вовсе выйти из состава акционеров? Зачем Москве такой маленький пакет?

— Когда только стартовал этот проект, был паритет, но мы договорились, что доли будут меняться при внесении конкретных инвестиций. Фирма Renault вложила в этот проект 250 млн евро на первой стадии, сейчас — в расширение производства — порядка 150 млн евро. Доля правительства Москвы в ОАО «Автофрамос» составляет 5,9%. Но у нас нет никаких противоречий в развитии проекта, и мы являемся партнерами. Это устраивает и нас, и фирму Renault. Более того, Renault даже просит, чтобы правительство Москвы не выходило из состава акционеров «Автофрамоса». Уровень локализации комплектующих для выпускаемых автомобилей в конце 2007 г. составил 41%, в 2009 г. — 50%.

— Осенью на ЗиЛ приезжали представители белорусского МАЗа и немецкого Porsche, речь шла о сотрудничестве, а куратором этих встреч было правительство Москвы. Появились ли какие-либо конкретные проекты, в каких формах? Что белорусам и немцам интересно на ЗиЛе, а заводу — в этих компаниях?

— Мы подписали протокол о намерениях о создании совместного предприятия по сборке автомобилей МАЗ на площадях АМО «ЗиЛ». Но пока этим все и ограничилось — если белорусские коллеги сделают шаг вперед, мы готовы идти дальше. А делегация фирмы Porsche посещала АМО «ЗиЛ» и знакомилась с его производством, со своей стороны специалисты АМО «ЗиЛ» посетили Porsche. Немцы консультируют нас в некоторых наших конструкторских проектах.

— Минпромторг признал, что в условиях глобализации выживут лишь предприятия с большими объемами выпуска. В сегменте грузовиков речь идет о сотнях тысяч машин в год. «Камаз» строит партнерство с Daimler, ГАЗ намерен найти партнера в ближайшем будущем. Какие планы у ЗиЛа?

— На ЗиЛе принята программа по его реструктуризации. В свое время завод занимал 300 га территории. Конечно, экономика с такой огромной территорией никак себя не покрывает. Поэтому примерно 30 га отдали под технопарк «Нагатино-ЗиЛ», порядка 90 га территории отдаем городу. По нашим планам ЗиЛ должен оставить у себя около 80 га земли и сконцентрироваться на оставшейся части. Мы собираемся сохранить здесь основные производства и конструкторские подразделения для выпуска примерно 50 000 машин. Это инвестиционная программа, рассчитанная примерно на пять лет. Конечно, мы встречаемся, ведем переговоры с разными производителями, но говорить о конкретных договоренностях пока не приходится.

Бэла Ляув

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru