СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Тимур и его рейдерская команда

Тимур и его рейдерская команда

Рейдерство в наши дни, как и многие другие способы «ведения бизнеса», видоизменилось. Сейчас сложно себе представить захват того или иного предприятия в чистом виде. Любые мероприятия по выбрасыванию законных владельцев недвижимости, особенно, когда речь идет о тысячах квадратных метров собственности, непременно сопровождаются прикрытием сверху. И чем могущественнее покровитель, тем успешнее рейд.

В национальных республиках, до последнего цепляющихся за собственный суверенитет, в роли покровителей выступают местные кланы. Под их крылом рейдерство превращается во вполне честный отъем собственности. Наиболее показательными в этом смысле регионами стали извечные соперники по влиянию в уральско-волжском регионе, Татарстан и Башкортостан. Но если клан Шаймиевых все же предпочитал и предпочитает ловить баланс интересов местных элит, то в Башкортостане по сию пору действует прямой диктат Рахимовых. Неумолимый, как бульдозер, бывший президент республики, Муртаза Рахимов, еще когда занимал свою должность, создавал тепличные условия для всевозможных любимчиков. Одним из таких любимчиков стал Тимур Гизатдинов, сын советника Муртазы Губайдулловича.

Неизвестно, каким образом яблочко укатилось так далеко от яблони, но отпрыск уважаемого академика, доктора экономических наук Хамида Нурисламовича Гизатуллина проявил свой лихой норов еще в юности. В бурные 90-е Тимур Гизатуллин, которого отец пристроил в МГУ, ударившись во все тяжкие, успешно вылетел из вуза. Когда Хамид Нурисламович принял сына по месту своей работы, в Башкирский госуниверситет, Тимур продолжал свои подвиги уже в родном городе. Итогом стало уголовное дело за хранение оружия. Тогда, впрочем, непутевый сын академика отделался легким испугом. И почти сразу же по окончании университета занялся прибыльным бизнесом – торговлей спиртным.

Время шло, бизнес Тимура Гизатуллина расширялся. Это и немудрено, учитывая, кто был его покровителем. Например, стартовый капитал – около полумиллиона долларов – Тимур получил из «карманного банка» Муртазы Рахимова - «Уралсиба». В 2001 году тот же банк «Уралсиб» передал Гизатуллину ООО «Универсал-трейдинг», которое уже владело сетью магазинов и стало образующим для будущего холдинга «Матрица».

Получая на весьма льготных условиях лакомые куски недвижимости, Гизатуллин не боялся теснить владельцев уже занятых площадок способами, далекими от законных. Сам Гизатуллин, общаясь с прессой, причиной своего успеха называл новаторство своей сети, полностью отрицая наличие за своей спиной мощного административного ресурса. Если верить ему, до 2001 года ритейл в Уфе и Башкортостане не развивался вообще. Однако Гизатуллин лукавит, ведь в 2005 году он столкнулся именно с развитой сетью магазинов «Шанс».

Он присмотрел для себя очень бойкое место на улице Цюрупы, 80. Владельцы магазина, разумеется, не спешили расставаться с выгодно расположенной торговой точкой. Тогда хитрый предприниматель решил развалить «Шанс» изнутри и завладеть помещением магазина через третьи руки.

Уфимское ООО «Магазин «Шанс» принадлежал Игорю Олейнику, Валерию Панферову и Валерию Забродскому. Выкупив у муниципалитета в сентябре 2003 года и вступив в июле 2004 года в право владения торговой площадью в 1027 кв. метров, компаньоны вели дела совместно. Приобретение площади не обошлось без скандала. Уже в 2003 году троица предпринимателей судилась с Комитетом по управлению муниципальной собственностью Уфы, который с 2002 года стоял насмерть, отклоняя все предоставляемые ему планы приватизации помещений на Цюрупы, 80. Возможно, это помещение Гизатуллин уже тогда присмотрел для себя. Но «отвадить» «Шанс» не удалось - арбитраж бизнесмены выиграли. Именно в 2004 году один из троицы совладельцев, Валерий Забродский, оказался перед простым выбором: участвовать в схемах Тимура Гизатуллина или потерять все. По данным нашего источника, близко знакомого с сутью дела, в ход пошли связи Гизатуллина в правоохранительных органах.

Уже через несколько дней после юридического оформления права собственности партнеров на торговую площадь, 21 июля 2004 года Забродский втайне от партнеров вносит торговые площади «Шанса» в уставный капитал своего наспех сколоченного в апреле ООО «Магазин на Цюрупа». Решение принималось самым наглым образом, да еще и наспех. Забродский с подельниками из фирмы-однодневки оценили стоимость 1027 кв. метров недвижимости всего в 3 млн. рублей. Переход права владения оформлялся, как и положено в классическом рейдерском захвате, через подложные документы. Уфимская налоговая служба, не поморщившись, «проглотила» предложенные сертификаты и внесла соответствующие изменения в реестр налогоплательщиков.

В августе 2004 года Забродский продает долю «Шанса» в своих «Рогах и копытах» (99,75%) некоей Татьяне Никоновой. В сентябре 2004 года Никонова продает свою долю в «Магазине на Цюрупа» очередной даме «ниоткуда», Надежде Прокопьевой. Наконец, в декабре 2004 года Прокопьева продает «свою» долю самому Забродскому. В сделках все время фигурировала одна и та же сумма, 3 млн. рублей, которые участники аферы и в глаза не видели. Эти якобы случайные промежуточные лица понадобились для «изгнания» владельцев «Шанса» из долевого участия в предприятии Забродского, ведь именно доли Олейника и Панферова ушли Никоновой и дальше по кругу. Одновременно на будущее создавалась почва для судебной волокиты. Как известно, неспешные процессы с их вечными перенесениями слушаний в России затягиваются на годы. А там кто знает, что еще может измениться?

Передача недвижимости фирме Забродского всплыла только в 2005 году, и тогда Олейник и Панферов обратились с иском в суд, оспаривая действия горе-партнера. Вопреки частым утверждениям о том, что «Магазин на Цюрупа» был создан в результате ссоры партнеров, приходится признать, что слабое звено Забродский поссорился с остальными владельцами именно вследствие своих махинаций.

Затянутый арбитраж в августе 2005 года окончился для Олейника и Панферова ничем. Пересмотр дела состоялся в октябре того же года. В результате партнерам удалось добиться признания сделки ничтожной. Однако это вовсе не означало автоматического признания ничтожности всех остальных передач по цепочке. И сделки пришлось оспаривать буквально по одной, распутывая клубок махинаций.

В разгар судебных баталий и опять втайне от партнеров, Забродский продал помещение московскому ООО «Столичный комитет имущественных отношений», входящему в «Холдинг Матрица» Тимура Гизатуллина. Именно ради этого все и затевалось. Забродский получил свои 30 сребренников, то есть все те же 3 миллиона. А в феврале 2006 года, не дожидаясь окончательного судебного решения, Забродский прикрыл свои «Рога и копыта». «Магазин на Цюрупа» официально прекратил свое существование.

Структура Гизатуллина с претенциозным названием «Столичный комитет имущественных отношений» с удобствами разместилась в ловко захваченном помещении, вступив в «право» владения 22 февраля 2006 года. Надо ли уточнять, что супермаркет, открытый на новой площадке, носил гордое название «Матрица»? Со временем Гизатуллин принял решение перехватить эстафету Забродского по запутыванию следов и одновременно с «Комитетом» в декабре 2006 года у помещения на Цюрупы, 80 появился еще один совладелец, «Универсал-трейдинг», также входящий в холдинг Гизатуллина «Матрица-Финанс». Формальная сделка между двумя родственными структурами оценивалась в 25 млн рублей, при рыночной стоимости площадей в 70 млн.

Теперь Олейнику и Панферову приходилось воевать сразу на множество фронтов. Судиться по сделке с Никоновой, по сделке с Прокопьевой, по сделке с Забродским, по передаче Забродским помещений «Комитету», и в качестве довеска – оспаривать сделку между «Комитетом» и «Универсал-трейдингом». Арбитражные суды, словно в насмешку над предпринимателями, принимали противоречивые решения, отменяющие друг друга. В ход пошли такие иезуитские юридические приемчики, о которых вряд ли слышали даже прославленные крючкотворы по ту сторону океана.

Например, издеваясь над законными владельцами помещения, юристы Гизатуллина настаивали на признании его претензий «виндикационными», а не «негаторными». Разница между этими устрашающими терминами лишь та, что в первом случае владелец помещений требует от арендатора освободить их. Во втором случае истинный владелец даже не признает никакого факта аренды, а просто требует вышвырнуть досадное препятствие, захватчиков, вон с его площадей.

Юристам Гизатуллина еще долго бы удавалось водить истцов за нос, если бы покровитель Тимура Хамидовича, «отец всех башкир» был вечен. Скорее всего, судя по решениям арбитражей, на 2008 год планировалось окончательно утопить все иски против «Матрицы». Тогда был найден козел отпущения, которым стал Валерий Забродский. Суд, уже не арбитражный, присудил аферисту 5 лет условного срока. Хитрая схема работала, «Матрица» оказывалась словно бы ни при чем. Однако именно в том году сменилась федеральная власть, и у нового президента, Дмитрия Медведева, возникло множество вопросов к Муртазе Рахимову относительно его витиеватых схем увода многомиллиардной федеральной собственности под крылышко любимого сына «бабая», Урала Муртазовича. Контроль Рахимова над судами ослабел, и арбитражное производство полыхнуло с новой силой.

Наконец, в 2010 году Рахимов покинул свою должность. И у Тимура Гизатуллина начались серьезные проблемы. Его «Матрица», обремененная тяжелейшими долгами, размахнувшаяся вширь от Уфы до Самары и Москвы, стала медленно тонуть. Гизатуллин в кризисном 2009 году признавался, что дела его плохи, но «бороться он будет до последнего».

Поэтому решение арбитражного суда от 3 ноября 2010 года в пользу «Шанса», поставившее, казалось, точку в противостоянии на Цюрупа, 80, он выполнять не спешил. Понадобился еще один добрый пинок, чтобы все нужные колесики завертелись, и 27 октября 2011 года очередной арбитраж признал также право «Шанса» на всю сумму неосновательного обогащения, 71 млн. рублей, доставшуюся «Матрице» за почти пятилетний срок эксплуатации торговой точки.

А в начале ноября 2011 года судебные приставы выставили весь персонал супермаркета «Матрица» на улицу. Брать здание пришлось буквально штурмом. Гизатуллин был верен своему слову, да и продавцы не хотели терять работу. В ходе выселения захватчиков, которое затянулось на два часа, один из сотрудников супермаркета, женщина-менеджер, трижды вызывала себе «скорую». Не думаем, что Гизатуллин оценил это упорство по достоинству, ведь о скотском отношении к персоналу в его торговой сети давно ходила недобрая слава.

Теперь Гизатуллин отправляет армии своих юристов на новую войну. Дела его, кажется, пошли в гору. Давний покровитель, Муртаза Рахимов, набирает баллы в преддверии губернаторских выборов. Капиталы Рахимова, сосредоточенные в «Благотворительном фонде «Урал» (в просторечии именуемом «УКрал») и в личных связях, снова дают Гизатуллину шанс выправить положение «Матрицы». Утратив каждую шестую торговую точку в Башкортостане, он, не останавливаясь ни на минуту, спешит оспорить в суде свои потери. И арбитражи все чаще начинают прислушиваться к его требованиям.

Не оставляет он в покое и «Магазин «Шанс». Правда, очередной арбитражный суд против Олейника и Панферова он проиграл совсем недавно, в сентябре 2012 года. Но копит силы для нового удара. Судьба помещения на Цюрупы, 80 еще далеко не решена и зависит, что вовсе не странно, от расклада сил на политическом Олимпе Башкортостана. Остается лишь наблюдать. 

Ренат Гайнутдинов

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru