СЕГОДНЯ: пока нет новых материалов






Яна Яковлева: Придать публичность действиям рейдеров

Яна Яковлева: Придать публичность действиям рейдеров

- Тема рейдерства находится в центре внимания общественности на протяжении уже около 10 лет. Свидетельство тому – тысячи статей в СМИ, заявления руководителей нашего государства, деятельность ведущих общественных организации – Торгово-промышленной палаты РФ и Деловой России. Внесены изменения в ряд федеральных законов, затрудняющие работу рейдеров. В Москве функционирует Антирейдерский штаб, в Санкт-Петербурге – Межведомственная комиссия по экономической безопасности, есть аналогичные органы в ряде других регионов. Можно ли утверждать, что ситуация с рейдерством поменялась к лучшему?

- Я не вижу серьезных перемен к лучшему. Действительно, в последние несколько лет (в том числе минувшей весной) осуществлены изменения в уголовном законодательстве, осложнившие работу рейдеров. Но это их не остановило. Они просто отказались от некоторых моделей. И стали применять другие. Кроме того, рейдеры активно используют коррупционные модели, особенно в своей «работе» с правоохранительными органами, налоговой инспекцией, арбитражными судами. А при таком подходе только лишь изменения в законодательстве позитивного эффекта не дадут.

Что же касается «ведущих общественных организаций», как Вы их назвали, к сожалению, я не вижу практической пользы от их деятельности в части эффективной борьбы с рейдерством. Без желания государства решить эту проблему общественные организации не могут качественно изменить эту ситуацию.

- Вы выделили коррупцию как главный инструмент рейдера. Считаете ли Вы ее главной причиной разгула рейдерства?

- Да, но не коррупцию вообще, а коррупцию именно в тех трех сферах, которые я назвала – правоохранительные органы, арбитражные суды, налоговые и регистрационные органы. Пока коррупцию в этих сферах подавить не удастся, рейдерство будет процветать.

Особо я хотела бы отметить позицию судов. Я уже говорила о коррумпированности арбитражных судов. А с уголовными судами дело обстоит еще хуже. Они без всяких взяток нацелены на вынесение обвинительных приговоров. Оправдательные приговоры составляют всего 0,1% всех выносимых приговоров. А по экономическим делам оправдательных приговоров вообще почти не бывает. Уголовные суды идут на поводу у обвинения, к справедливости и законности их решения очень часто не имеют никакого отношения.

- Таким образом, Вы считаете, что главным направлением в борьбе с рейдерством должна быть борьба с коррупцией. Согласны ли Вы с мнением одного из ведущих отечественных исследователей проблем коррупции в нашей стране Георгия Сатарова, что коррупция у нас превратилась в системообразующий фактор?

- При всей масштабности коррупции, с этим мнением я категорически не согласна. Сейчас многие говорят, что коррупция у нас непрерывно существует чуть ли не со времен Петра I, и бороться с ней – дело пустое. Не стоит и начинать. Но ведь нам нравится ездить в Европу, нравится жить в Европе, вести дела в Европе – где коррупции если не совсем нет, то уж точно – значительно меньше. Так что, я убеждена – с коррупцией бороться можно и нужно, и перспективы у такой борьбы есть.

- Существуют разные оценки масштабов рейдерства в России. МВД считает, что попыток рейдерских захватов около 500 в год, в ТПП РФ говорят о 6-7 тысячах в год, а известный специалист Александр Богатиков утверждает, что их до 70 тыс. год. С какой из приведенных цифр Вы в наибольшей степени согласны?

- Нет сомнения в том, что рейдерских захватов очень много. Цифра, называемая МВД, представляется мне крайне заниженной. Кроме того, надо еще разобраться, кого МВД называет «рейдерами». Мне известны случаи, когда правоохранительные органы отнимали собственность у людей, являющихся собственниками с 90-х, и при этом называли их «рейдерами». Да-да, именно этих жертв рейдеров, а не самих рейдеров.

А никакой статистики по этому вопросу, к сожалению, нет, так что конкретное количество рейдерских захватов, на мой взгляд, никто назвать не в состоянии.

- Не могли бы Вы рассказать о каком-нибудь случае активного участия сотрудников МВД в рейдерском захвате?

- Ну вот, к примеру, в Краснодаре существует такое ООО «Промавтоматика-инвест». Ему принадлежит большое здание в городе, а собственниками этого ООО являются 2 физических лица – муж и жена Коноваловы (50%:50% долей). Они рассказывают следующую историю: Арендатором их здания являлась организация «Газпромтрансгаз-Кубань». Однажды арендатор, проводивший аукцион, получил доступ к учредительным документам своего арендодателя (тот решил принять участие в аукционе) и увидел, что фактическими собственниками арендуемого ими здания являются супруги Коноваловы – т.е два обычных, ничем особо не примечательных гражданина, за которыми явно «никто не стоит». Ну и решил прибрать это здание к рукам. Некие люди подделали учредительные документы, по которым здание переходило за 5000 рублей в руки другого человека. Оказалось, что этих документов достаточно для арбитражного суда, который тут же признал собственников законными. А когда те попытались защитить свою собственность – против Евгения Коновалова и генерального директора ООО «Промавтоматика-инвест» Сергея Колесникова было возбуждено уголовное дело, по статье растрата и их поместили в СИЗО. Собственность, естественно, осталась в руках рейдеров. Естественно, что арестовали их за то, что они мешали захвату.

Коноваловым удалось сделать конфликт публичным, они стали организовывать митинги, пикеты, собирать пресс-конференции о творящемся на Кубани беспределе. О них стали писать журналисты, подключился ряд депутатов, в том числе и Государственной Думы. В результате Евгений Коновалов был выпущен из-под стражи, а вот Сергей Колесников до сих пор томится в неволе... До окончательной победы еще очень далеко, но мы не теряем надежды.

- Да, поучительная история. Интересно, а как два самых обычных гражданина смогли стать собственниками большого здания?

- Это не имеет никакого значения. Это как раз то, что я называю «милицейской логикой» - увести дискуссия в сторону и намекнуть на то, что сами Коноваловы не законно приобрели свою собственность. К сожалению, у нас до сих пор очень многие считают, что бизнес без правонарушений невозможен. Об этом постоянно говорят и высокопоставленные чиновники, и чины МВД. Это очень удобная логика – объявить весь бизнес преступным изначально, и тогда арест предпринимателя кажется очень логичным и законным. Я считаю это принципиально неправильным подходом.

- Понятно. Скажите, а что делать предпринимателю сегодня, в условиях разгула коррупции, если на него напали рейдеры?

- Прежде всего четко осознать, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Не нужно думать, что государство может защитить Ваши законные права и интересы. Предстоит серьезная и упорная борьба.

Начну я с того, чего не надо делать. Как только Вы поймете, что на Вас напали рейдеры и, возможно, на Вас уже заведено уголовное дело, к Вам очень быстро придут какие-то люди – чаще всего бывшие либо действующие сотрудники МВД, и за очень большие деньги предложат Вам «решить Вашу проблему». К сожалению, многие идут на поводу – и дают эти деньги. А вопрос не решается. Это такой способ выманить у предпринимателя денег. Поэтому я категорически не рекомендую пытаться защищаться от рейдеров теми же механизмами, которые они сами используют. Денег они «съедят» много, а эффекта не дадут.

Работа должна вестись по двум главным направлениям – прежде всего юридическому. Нужно нанять квалифицированного юриста (но не первого попавшегося, а того, кто не будет сотрудничать со следствием, работая тем самым на рейдеров). И самое важное – надо попытаться придать общественный резонанс Вашему вопросу, добиться, чтобы о Вашем деле стали рассказывать СМИ. Нужно чтобы действия рейдеров стали известны всем, и каждый их шаг оценивался обществом. Конечно, это требует от предпринимателя значительных усилий, но нужно бороться, а не сдаваться сразу, пытаясь откупиться. Это сложно и, к сожалению, удается совсем немногим – рейдерских захватов настолько много, что на всех журналистов не хватает. Но пытаться надо, так как это главная надежда на справедливое решение вопроса.

- А кто должен финансировать эту работу?

- Предприниматель, разумеется – кто же еще?

- А если предпринимателя уже выкинули с актива и он отсечен от финансовых потоков – тогда кто?

- Я еще не встречала предпринимателя, у которого бы совсем не было денег.

- Какой бы еще практический совет Вы могли дать предпринимателям, в отношении которых ведется рейдерская атака?

- Пораньше начинать защиту. К сожалению, многие рассчитывают на справедливость, которую должен обеспечить суд – и прозревают только тогда, когда их суд принимает несправедливое решение и они теряют и собственность и свободу. Поэтому мой совет – начинайте защиту в тот момент, когда у Вас появляются подозрения, что на Вас обратили внимание рейдеры.

- А сколько членов в Бизнес-солидарности? Какую практическую помощь она способна оказать жертвам рейдеров?

- Мы не гонимся за количеством наших членов. К нам может обратиться любой предприниматель, попавший под рейдерскую атаку. Мы приложим все усилия для придания публичности действиям рейдеров.

 

Комментарии

Re: Яна Яковлева: Придать ...

Как бороться с рейдерством если правохранительные органы всячески стараются скрыть преступление в том числе потерей материалов проверки и не проведение экспертизы подписей в документах

Материалы по меткам

Рейтинг@Mail.ru